Френцизм – antifranz.narod.ru

Френцизм

«Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они
были наши, то остались бы с нами» (1 Иоан. 2:19)

Этот сайт не является официальным сайтом Свидетелей Иеговы. Однако он создан Свидетелями для тех своих соверующих, кто испытал на себе давление идей отступников, а также тех, кто развил привычку читать и принимать близко к сердцу все, что он находит на просторах Интернета. Да бла­го­словит вас Иегова на внимательное отношение к этому материалу.

Содержание:

* * *

Эта статья не посвящена Реймонду Френцу лично, однако авторы этой статьи решили назвать ресурс в его «честь» по той причине, что вместе с его трудами развилось особое направление в критике и риторике отступников. Френц стал одним из самых цитируемых авторов среди критиков Свидетелей Иеговы. Почти все существующие антисвидетельские публикации и интернет-форумы питаются именно идеями френцизма. Хотя его личность нам интересна мало и термин «френцизм» во многом условен, он представляется весьма удачным, поскольку позволяет четко идентифицировать данную теорию – как термин «марксизм» идентифицирует систему тезисов и аргументов, названных именем Маркса. Поэтому мы будем использовать это слово в качестве названия для распространенного мировоззрения, которое справедливо назвать именем одного из его самых ярких представителей. Но для начала краткая биографическая справка.

Бывший член Руководящего совета (РС) Свидетелей Иеговы, Френц главным и основным образом примечателен тем, что он является создателем одной из самых сильных идеологических отдушин для бывших СИ, в которых они находят мощную идейную подпитку. Эта теория гласит о том, что спасаться, читать и понимать Библию, поклоняться Богу и вообще осуществлять все в христианстве нужно только индивидуально. Любая коллективная, а тем более (упаси Бог!) организованная форма поклонения должна отвергаться как тоталитарный контроль и посягательство на христианскую свободу. Христианская свобода в рамках этой теории понимается как прямая связь человека с Богом через Христа без посредничества любых земных групп и объединений, необходимости в которых нет ровным счетом никакой. Параллельно с этим тезисом ведется огонь по разнообразным вероучительным, организационным и историческим положениям Свидетелей Иеговы. Неудивительно, что такие построения очень привлекательны для всех, кто по каким-то причинам решил порвать связь со Свидетелями Иеговы организационно, но хочет оставаться, так сказать, в орбите их основных вероучительных положений (признание имени Иеговы, мессианской роли Христа, смертности души и т. д.).

Причины появления этой теории, как нам представляется, следует искать в сложной биографии Френца. Человека часто меняет испытание. Безусловно, Френц долгое время был искренним, но однажды ему пришлось столкнуться с испытанием, которое поставило его перед выбором и круто изменило его жизнь – он был исключен. Официально – за отступничество и общение с другим исключенным бывшим Свидетелем, хотя существует также информация, что Френц был пойман на финансовой афере.

Версия Френца несколько отличается от версии Руководящего совета, она излагается в его книгах вкупе со сложными догматическими построениями. Френц красноречиво расписывает, как в течение многих лет он наблюдал различные злоупотребления и негативные процессы в деятельности РС, однако тут же возникают вопросы: Что мешало покинуть организацию раньше? Почему нужно было начать критиковать ее только после собственного исключения?

После своего исключения Френц делает стремительный поворот и начинает использовать свой опыт и недюжинные литературные способности против Свидетелей Иеговы. Зачем ему это было нужно? Начать с того, что за книги и статьи ему неплохо платили; возможно, Френц стал первым профессиональным отступником. Но важно и другое: он верил в Иегову и хотел оставаться его свидетелем, но поскольку гордость не позволяла ему вернуться, необходимо было создать такую причину, такую отговорку, чтобы можно было совместить несовместимое – с чистой совестью продолжать исповедовать веру, очень близкую вере СИ, но с такой же чистой совестью не находиться с ними в общении. Задача эта невероятно сложна и была бы невыполнима для более заурядной личности, но мы уже знаем, что Френцу удалось блестяще ее решить. Для этого ему понадобилось создать такую систему взглядов, которая включала бы в себя понятие «свидетель Иеговы» и одновременно исключала бы необходимость общаться с соверующими, поддерживать их деятельность и принимать руководство, исходящее от их Руководящего совета. Иными словами, необходимо было вытеснить из системы взглядов христианина понятие о христианском братстве. Сделать это на строго библейском и фактологическом материале невозможно, что мы и проиллюстрируем ниже. Такая система взглядов могла быть построена только при помощи эмоций, очень тонкого психологизма и умелой игры словарным материалом.

Аргументы и методы

Рассмотрим ряд основных приемов и методов, присущих френцизму.

Индивидуальное христианство

Если обычная богословская полемика призывает покинуть данную конфессию и присоединиться к другой, и здесь все вполне ясно и логично, то френцизм – это такой специфический вид полемики, который не возражает или почти не возражает против учений; он призывает верить в основные положения данной конфессии, но при этом формально не принадлежать к ней. Иными словами, предлагается романтическая идея индивидуального христианства, эдакой христианской вольницы, где каждый сам за себя и ни от кого не зависит. Благодаря такой своей особенности френцизму приходится очень сильно эксплуатировать особенности исторического развития Свидетелей Иеговы, а также интенсивно привлекать отдельные эпизоды из биографий различных людей, включая самого Френца.

В общем-то, по своей основе идея стара, как само христианство – вспомним претензии монтанистов к ортодоксам по поводу узурпации последними понятия «церковь», или схожий тезис Мартина Лютера, брошенный им Риму, о том, что «церковь» является не видимым учреждением, а невидимой общностью верующих. Соблазн независимости, свободы, индивидуализма, при котором человеку хочется думать и верить, что он лично и непосредственно общается с Богом и не нуждается ни в каком братстве – соблазн сей очень древней природы. К счастью, позже Лютер это понял, чего нельзя сказать о Френце.

Смысл френцизма довольно доходчиво следует из следующей декларации, автором которой является один из ее идеологов (извиняемся за качество перевода):

«Нет никакой безопасности в созданных человеком религиозных структурах. Единственная безопасность, которая нужна – та, что сопутствует повинующимся Иисусу Христу. В это входит воля Бога для нас – быть послушными заповедям Его Сына.
   Другого пути просто нет. Не имеет значения, что говорят люди и религиозные организации, если это идет вразрез со словами Христа. Люди или организации могут брать на себя роль Спасителя, что делает Общество Сторожевой Башни, когда оно говорит, что Вы должны быть с НАМИ; Вы должны быть преданы НАМ; Вы должны быть послушны НАМ – они занимают место, которое принадлежит только Христу.
   Некоторые люди «покупаются» на эти самонадеянные требования и попадают в ловушку и становятся пленниками других людей. Поскольку всякая религиозная секта привлекает некоторых людей и растет, чтобы стать значительным религиозным юридическим лицом, это не подтверждение того, что она одобрена и благословлена Богом. Любая из подобных групп может указать на такой рост и расширение.
   Безусловно, много значительной работы было проделано такими группами и продолжает делаться. Но их значительная работа – проделанная от имени Бога – не подтверждает их как Его служителей.
   Что же дает признание Христа и подтверждает, что христианский путь соответствует воле Отца? И как мы определим волю Отца? Слушая Его Сына. А как мы слушаем Его Сына? Размышляя над его записанным словом; осуществляя на деле то, чему мы учимся и взирая на него как на живого Господина нашей жизни.
   Мы имеем доступ к Христу живым способом, когда мы указываем Его как нашего посредника в молитвах. Он жив, чтобы выступать на суде Отца в нашу защиту. Дух Христов может успокоить и поддержать нас».

Итак, если отбросить риторические наслоения, суть теории очень проста: организованное христианство – ложное учение, его необходимо отвергнуть и поклоняться Богу сугубо индивидуально, как нравится и как хочется самому, ибо никто мне не указ. Целью атаки является организованное поклонение, которое объявляется небиблейским учением; организованное поклонение в терминах френцизма обычно именуется «Обществом сторожевой башни», что уже – грубая фактическая ошибка*. Но важен не столько термин, сколько методы и взгляды, стоящие за ним. Ниже мы покажем, что такое христианство не имеет под собой никаких библейских оснований. Но обо всем по порядку.

_________
* «Общество сторожевой башни» (Watchtower Bible and Tract Society) – лишь юридическое лицо, созданное Свидетелями Иеговы для легального осуществления своей деятельности согласно требованиям кесаря-государства – например, чтобы закрепить авторские права на литературу. Оно занимается исключительно финансовыми и хозяйственными вопросами: имущество, склады, литература, оборудование, финансы – и не имеет никакого отношения к вероучению и руководству. Более того, «Обществ сторожевой башни» не одно, а два – нью-йоркское и пенсильванское; кроме того, существует еще британская «Международная ассоциация исследователей Библии» (International Bible Students Associacion), и, наконец, более сотни филиалов по всему миру, которые также являются отдельными юридическими лицами. Все это – просто организации, которыми Свидетели Иеговы пользуются в своей деятельности. Критикам и другим бывшим СИ «Общество сторожевой башни» представляется неким надзорным органом, в котором материализуются функции Руководящего совета. Они используют понятия «Руководящий совет» и «ОСБ» как синонимы, что абсолютно неверно. Уже это показывает, что критики очень плохо понимают характер и организационные формы СИ, что ставит под сомнение либо их честность, либо наличие у них знания предмета критики.

Вообще, все критики СИ очень не любят слово «организация». Что ж, и мы можем его не использовать. Что это меняет? Ровным счетом ничего. «Организация» – лишь современное слово, которое Свидетели Иеговы используют в качестве альтернативы слову «церковь», которое является некорректным переводом греческого слова «экклесия» – собрание. И здесь нельзя не заметить, что все традиционные конфессии придерживаются того взгляда, что спасение существует только в их церкви. Отделение от их церкви означает уход в «раскол», в «ересь» и, следовательно, потерю спасения. Это консервативная позиция в христианстве, и Свидетели Иеговы тоже ее придерживаются.

Что делают критики? Они понимают, что нельзя опровергнуть идею об организации-экклесии на фактологическом поле. Они понимают, что нельзя просто заявить: «Идея о централизованном руководстве в христианстве неверна, поклоняться Богу нужно индивидуально, как велит собственная совесть». Ошибочность такого аргумента была бы очевидна для всех, кто внимательно прочитал Христианские Писания хотя бы один раз, ибо из них со всей очевидностью следует прямо противоположное – что в первом веке организация/собрание/церковь/экклесия существовала, у нее был единый руководящий центр, и все истинные христиане были ее частью. Это столь важный элемент христианского учения, что в богословии развилось целое направление – эклезиология, изучающее природу и характер христианского собрания – Тела Христова. Тот же Френц прекрасно понимает, что прямая и честная атака на этот тезис невозможна, и потому действует так, как всегда действует пропаганда – уходом из фактологии в психологию, из области информации в область эмоций. Вот один из его ключевых тезисов:

«Я думаю, что, в конце концов, они являются „пленниками понятия”. Кажется, что имеющееся у них понятие или мысленное представление „организации” почти обрело собственную личность, так что само понятие управляет и движет ими, сдерживает их, формирует их мышление, отношение, суждения… Появление понятия „Организация”, становится, фактически, доминирующей, контролирующей силой».

Итак, сравним два аргумента:

1) «Идея о централизованном руководстве в христианстве неверна, поклоняться Богу нужно индивидуально, как велит собственная совесть», и:

2) «Люди или организации могут брать на себя роль Спасителя, что делает Общество Сторожевой Башни, когда оно говорит, что Вы должны быть с НАМИ; Вы должны быть преданы НАМ; Вы должны быть послушны НАМ – они занимают место, которое принадлежит только Христу... Они являются пленниками понятия «организация», оно стало доминирующей, контролирующей силой, оно обрело собственную личность».

Оба аргумента говорят об одном и том же, но первый изложен строго фактически и конструктивно, по правилам честной полемики, второй же соткан из риторических и эмоциональных приемов; он воздействует на читателя яркими, экспрессивными терминами: пленники, контролирующая сила, обрело личность, брать роль Спасителя, занимают место Христа и т. п. Такие термины обволакивают читателя, выбивают его из конструктивного поля, не дают ему обдумать факты, чтобы в результате в нем возник нужный эффект – возмущение и презрение по отношению к СИ. Это яркий пример того, как действуют лучшие мастера пропаганды. Информация ставит целью сообщить факты, пропаганда – вызвать определенный, нужный автору, эмоциональный эффект. Противостоять такому методу подачи информации очень нелегко, как вообще нелегко противостоять пропаганде – в свое время сладкие речи профессионального пропагандиста Геббельса увлекли миллионы вроде бы неглупых людей в мир сказок и воздушных замков. Еще немного об эмоциях мы поговорим ниже.

Массированное цитирование пустоты

Львиная доля документов и цитат, которые приводит Френц в своих книгах, основаны на принципе поиска противоречий: взять произвольную фразу, после чего найти похожую, которая была бы сформулирована не совсем так, как первая, либо совсем не так. Это может быть, когда один и тот же вопрос рассматривается под разными углами, в разных контекстах, применительно к разным обстоятельствам или, в редких случаях, людьми, действительно не согласными друг с другом (из-за чего не надо устраивать панику). Затем две фразы кладутся рядом и – вуаля! – противоречие. Или контроль, лицемерие, самовосхваление, устрашение и т. д., в зависимости от того, что Френц хочет доказать в данный момент. Примерно так же атеистические ученые «исследуют» Библию, находя в ней десяток противоречий на каждой странице.

Френц – мастер поиска подобных цитат. Он тщательно подбирает их, подчеркивает в них нужные ему места и сопровождает обильными комментариями – естественно, поддерживающими его позицию и его оценку ситуации. Но поскольку читатель не знает изначальной ситуации, в которой все эти цитаты и документы возникли; не знает событий, предшествовавших описываемой ситуации и последующих за ней; не имеет возможности узнать точки зрения людей, которых Френц критикует, – он (читатель) естественным образом склонен принять точку зрения Френца, особенно ввиду того, что он проводит ее чрезвычайно эмоционально.

Другой эффективный прием – массированная подача информации. Самые простейшие вопросы Френц рассматривает на огромном объеме материала, буквально заваливая читателя десятками цитат и фотокопий мелким шрифтом. Например, Френц не может просто сказать: «Свидетели Иеговы иногда корректируют толкования отдельных стихов, вот пара цитат для подтверждения». Нет, он пишет на эту тему множество объемных глав, каждая из которых содержит десятки цитат и документов, посвященных разным учениям, откорректированным Свидетелями в разное время – все лишь для того, чтобы доказать утверждение объемом в одно предложение. Все это повергает читателя в ступор: ему начинает казаться, что ТАКОЕ количество документов просто не могут лгать. И он не задумывается, что все эти документы развивают всего лишь одну-единственную мысль, и стоит ее опровергнуть, как все эти документы теряют смысл. А опровергнуть эту мысль читателю сложно, потому что он уже повергнут в ступор огромным числом материала, к которым автор еще и присовокупляет собственные пространные комментарии.

Вот почему книги Френца так объемны. Если убрать из них дублирующие друг друга цитаты и фразы, вместо двух книг мы бы имели две жиденькие статьи с набором довольно простых тезисов, которые каждый Свидетель и так иногда слышит в проповеди. Удивительно то, что Френц практически не приводит никакой принципиально новой информации, неизвестной рядовым Свидетелям. Эффективность его стиля состоит исключительно в его эффектности: груды цитат, масса подчеркиваний, обильное комментирование каждой цитаты, пространные рассуждения по любому поводу, сколь угодно мелкому. В результате все читатели будут разделены на две группы: одним будет просто-напросто лень разбираться в этих хитросплетениях мысли, они закроют книгу и забудут о ней; другие найдут на это время и силы – и окажутся психологически раздавлены довольно убедительной риторикой.

Ложь

Есть в книгах Френца и утверждения, граничащие с прямой ложью. Вот лишь пара примеров. Он пишет:

Утверждалось, что 607 год до н. э. — начальная дата — был годом разрушения Иерусалима вавилонским завоевателем Навуходоносором. Я знал, что эта дата встречалась только в нашей литературе, но никогда не знал, почему.

Потрясающее заявление. Любой человек, изучающий Библию со Свидетелями Иеговы, знает, как вычисляется 607 год до н.э. Это не раз обсуждается в публикациях. Он основан на библейской хронологии: 70 лет, предсказанные Иеремией (26:11, 12), отсчитываются от 537 года до н.э., когда в Иерусалиме было восстановлено поклонение Иегове (эта дата, в свою очередь, получена путем отсчета 2 лет от даты разрушения Вавилона 539 г. э., хорошо засвидетельствованной в истории). Неужели человек, десятилетия прослуживший в Руководящем совете, не знает то, что знает любой рядовой Свидетель Иеговы? Конечно, это невозможно. Он лишь делает вид, что не знает, чтобы выставить Свидетелей Иеговы недалекими и невежественными людьми, не знающими историю.

Далее Френц пишет:

Много времени было израсходовано в попытках найти какие-нибудь доказательства, какое-нибудь историческое основание для даты 607 года до н.э., такой важной для наших вычислений даты 1914 года… Мы не нашли абсолютно ничего, подтверждающего дату 607 года до н.э.

И снова он делает вид, будто не знает, что 607 год основан не на светской атеистической науке, а на пророчествах Библии. Чарльз Расселл и Исследователи Библии исходили в своих подсчетах только из Библии, которая для любого христианина должна иметь приоритет. Мог ли Френц об этом не знать? Конечно же, не мог. Искать доказательства в светских источниках, во-первых, бессмысленно, потому что они противоречат Библии, и во-вторых, нелогично, потому что Свидетели Иеговы ими и не руководствовались. Френц откровенно «прикидывается дурачком», специально освещая проблему так, чтобы чтобы выставить Свидетелей Иеговы (тогда еще Исследователей Библии) нелогичными, непоследовательными и невежественными, тогда как на самом деле они просто доверяли Библии.

Наконец, абсолютно непонятно, какой смысл искусственно подгонять что-то под дату, которая еще не наступила (иногда забывают, что Исследователи Библии называли эту дату еще в 19-м веке). Чем 1914 год отличается от любого другого с точки зрения жителя 19 века? У Исследователей Библии не было никаких мотивов подгонять что-то под эту дату. Конечно же, Френц даже не пытается найти такие мотивы. Он нигде не объясняет, ради чего был совершен этот «подгон».

Другой пример:

«Каждый старейшина или «служебный помощник» («диакон») Свидетелей Иеговы знает, что наряду с посещением собраний три раза в неделю (включающих в себя пять самостоятельных встреч), он должен регулярно участвовать в проповеди от дома к дому. В противном случае он сильно рискует лишиться своего «преимущества», превратившись в «непримерного» Свидетеля».

Это намеренное преувеличение, граничащее с ложью. Оно состоит в том, что Френц использует слово «регулярно» так, будто это означает «каждый день». На самом деле от каждого Свидетеля ожидается, чтобы он проповедовал столько, сколько ему позволяют возможности. В книге «Организованы, чтобы исполнять волю Иеговы», стр. 90, говорится:

«Нам не нужно сравнивать свое служение со служением других. Обстоятельства у всех очень разные, и поэтому проводить такие сравнения неразумно... Если наши личные цели реалистичны и соответствуют нашим обстоятельствам, то достижение этих целей принесет нам большое удовлетворение».

Соответствие целей обстоятельствам – единственное мерило, по которому оценивается вклад каждого христианина в дело проповеди. Да, говорится о регулярности, но под регулярностью понимается проповедь хотя бы раз в месяц. Если христианин настолько не любит Бога, что не хочет возвещать его имя даже раз в месяц, то, конечно же, такой христианин не подает пример другим и в силу этого является «непримерным». Но даже при этом он не исключается из собрания, но собрание должно проявлять к нему доброту и любовь, как к любому другому христианину.

Френц иллюстрирует свой постулат ссылкой на некоего районного надзирателя:

«По словам этого районного надзирателя, плотный график проводимых встреч собрания, необходимость изучать большое количество письменного материала, постоянные призывы «вести других за собой в проповедническом служении» приводят многих старейшин к перенапряжению, заставляют их чувствовать давление делать «все больше и больше, и больше» и при этом испытывать «постоянную нехватку времени для того, чтобы выполнить все так, как подобает».

Миф о перегруженности, перенапряженности Свидетелей Иеговы, особенно ценой семьи, всегда был популярен у критиков, особенно «сектоведов». Между тем авторы этой статьи практически не знают старейшин, которые бы поощряли делать только «больше и больше», любой ценой, жертвуя всем остальным. Напротив, нам известно множество примеров, когда районные надзиратели прямо советовали старейшинам уравновешеннее относиться к своим обязанностям, не жертвовать семьей ради собрания или проповеди, при необходимости даже отказаться от каких-то функций или уменьшить время проповеди. Многие старейшины советуют пионерам тщательно оценить, не жертвуют ли они ради проповеди семейными обязанностями, и подумать, не стоит ли оставить пионерское служение. Довольно часто в собраниях звучит мысль о том, что если человек считает, будто он вопреки всем обстоятельствам должен делать в служении как можно больше, это может говорить о его нескромности. Да, старейшины призывают «рядовых» христиан подражать рвению апостолов, и это, как мы считаем, обязанность христианских пастырей. Но этот призыв должен рассматриваться только в контексте личных обстоятельств христианина. Поэтому постоянно делается акцент на умении реалистично оценивать свои возможности, способности и обстоятельства. Конечно, есть вероятность, что кто-то это недопонимает и действительно «сгорает» в служении. Но это говорит только об ошибке этого конкретного человека.

Френц же фактически утверждает, что вся организационная культура Свидетелей Иеговы представляет собой бесконечное «сгорание» на пределе возможностей, постоянную гонку за «преимуществами» ценой личной жизни и семьи, и это всячески поощряется и приветствуется. Те, кто не не имеет «преимуществ» или не является пионером, – люди второго сорта, к которым относятся в лучшем случае снисходительно-высокомерно. Все это не просто перегибы на месах (что, конечно, бывает), а официальная политика. Это не просто смещение акцентов, это прямое введение читателя в заблуждение.

Это лишь некоторые примеры из очень многих. Ложь, недоговаривание и смещение акцентов – главные инструменты Френца. Это всегда нужно держать в уме, читая его книги.

Субъективизм и приписывание плохих мотивов

Френц вовсе не стесняется со всей очевидностью демонстрировать своему читателю, насколько он субъективен и предвзят. Так, он пишет:

«Совсем недавно, во время семинаров для старейшин на Школе Царственного Служения, организация изменила нормы для сдающих отчет «возвещателей» собрания. Ранее минимальное количество времени, которое человек должен был проводить в проповеди для того, чтобы оставаться «активным возвещателем», равнялось одному часу в месяц. Теперь эта планка для пожилых и больных Свидетелей была снижена до пятнадцати минут. Хотя об изменении говорилось как о сочувственной заботе о такой категории людей, более вероятным кажется то, что она была вызвана стремлением «улучшить» показатели ежегодных отчетов, которые показывают снижение численного роста».

Обратите внимание, что делается: берется некая мера или действие, явно положительное по своему характеру. Френц даже косвенно признает это («об изменении говорилось как о сочувственной заботе»). Но нет, не стоит обманываться. Во всем автор видит только плохое и ничего кроме плохого. И обратите внимание, как он это обосновывает: ему «более вероятным кажется...». Ему не «кажется вероятным», что Свидетели могут поступить хорошо. Ему «кажется вероятным», что они поступают, скорее всего, плохо. Неприкрытая предвзятость автора поражает: он даже не старается обосновать свою позицию. Фраза «КАЖЕТСЯ ВЕРОЯТНЫМ» его полностью устраивает. Очевидно, он предполагает, что его читателя она тоже должна устраивать, потому что он уже достаточно обработан и заражен негативизмом на подсознательном уровне.

Это лишь один пример, но это – фундаментальный принцип, на котором построены все работы Френца. Это показывает, насколько глубоко предвзят автор и насколько он хочет заразить этой предвзятостью и читателя. Соответственно, читатель должен очень внимательно относиться к каждой фразе, к каждому предложению, потому что подмена действительного желаемым в той или иной форме встречается в каждом абзаце.

Либерализм и неопределенность

С первых же страниц становится очевидно, что автор очень увлечен либеральными идеями и теориями, которыми он подменяет систему ценностей Библии. Так, расписывая в самых красочных тонах, как РС «нарушает права человека» и «вторгается в частную жизнь», Френц даже не пытается доказать, что Библия запрещает «нарушать» и «вторгаться», и даже просто показать в Священном Писании термины «права человека» и «личная жизнь». Френц явно не понимает, что современная либеральная теория о правах человека имеет крайне мало общего с Библией, что современные теории о неприкосновенности личной жизни и приоритете частного над общественным возникли в лоне атеистических идей эпохи Просвещения. Непонятно, как с подобными взглядами Френц мирится с библейской историей о Финеесе, который вторгся в личную жизнь еврея с копьем в руке, которым и убил его прямо на брачном ложе, или с историей Онана, который был поражен самим Богом за проступок в крайне интимной сфере. Если никто не вправе «контролировать» чужую личную жизнь, почему же тогда Библия требует от христиан «извергать» грешников из своей среды? Как их «извергать», если они грешат в «частной жизни»?

За девять лет работы в Руководящем совете Френц либо не уяснил, либо забыл, что жизнь служителя Бога не делится на публичную и частную: христианин либо прославляет, либо бесчестит Бога всей своей жизнью. Старейшины, которые поставлены учить, вразумлять, а при необходимости и порицать, не могут игнорировать грехи, совершенные в «личной жизни». Иногда они должны «извергать» грешников, а для этого приходится выяснять некоторые подробности их «личной жизни» – вещь неприятная, но необходимая в свете библейских принципов.

Аргумент о нарушении «прав» вообще крайне спорен ввиду того, что во многих религиях есть ограничения личной жизни, куда более жесткие, чем у СИ. Это есть и во многих христианских конфессиях, и в других религиях. Очень жестко регламентирована жизнь монахов. Члены католического ордена «Опус деи» должны носить по одеждой железную цепь. Есть масса примеров половой сегрегации (на остров Афон запрещено входить женщинам). Что это: нарушение прав человека или, напротив, право человека на добровольное подчинение определенным правилам и запретам при условии непринуждения? Все зависит от принятой системы аксиом. Френцизм исходит из очень широкого представления о правах человека, на этом основана львиная доля его аргументов.

Френц оперирует терминами, которые не удосуживается определить. Так, утверждая, что РС принимает решения не на основании Библии, а на основании собственной внутренней политики, он не пытается дать определение такому довольно туманному термину. Что такое «политика» и что такое «неполитика»? Когда Совет старейшин первого века принял решение об обрезании язычников, это было решение на основании «политики» или нет? Когда ключевой термин обвинения не определяется, можно смело пользоваться им в качестве контраргумента: например, сделать утверждение, что совет старейшин первого века также принимал решения на основании собственной политики, и таким образом отвергнуть все христианство первого века. Напрашивающийся довод, что «внутренняя политика» старейшин могла некоторым образом полностью соответствовать Библии, аккуратно обходится стороной.

Эмоциональность и благодушие

Френц активно взывает к эмоциональной стороне своих читателей. Руководящий совет он периодически сравнивает с Синедрионом, его членов – с фарисеями. Подобных чисто эмоциональных трюков множество у всех френцистов.

Френц может долго расписывать, какие нудные и мелочные процедуры приходится выполнять на заседаниях Руководящего совета, как это утомительно и даже неинтересно (!), как сложно это для некоторых пожилых братьев. Очевидно, делается попытка вызвать в читателях возмущение, для чего используется крайне спорная предпосылка: якобы заседания старейшин всегда должны быть бурными, оживленными, интересными и всегда по крайне важным вопросам. Обосновать эту предпосылку опять-таки на основании Писания автор не пытается – зато читатель узнает, что служить в Руководящем совете скучно и неинтересно.

Прием эмоциональной окраски фактов используют все опытные пропагандисты. Посмотрите, например, как Свидетели Иеговы описаны в Википедии. Вроде бы, фактически все точно, придраться не к чему (почти). Однако текст написан в саркастическом тоне, что прослеживается во множестве нюансов и формулировок. Лишь один пример:

«Другим довольно распространённым объектом критики является так называемый «новый свет», то есть, изменяющиеся с течением времени учения. Каждый раз, когда появляется «новый свет», старое понимание объявляется неверным».

Ниже мы подробно поговорим о том, что изменения неосновных учений есть у всех без исключения религий. СИ просто одни из немногих, кто пытается найти библейское обоснование для этого явления. Если другие церкви просто меняют учения и говорят своим последователям: примите это как факт, – то СИ пытаются объяснить это с позиций Библии, найти этому теологическое обоснование. Так и возник аргумент о «новом свете», основанный на стихе Притчи 4:18. Но заметьте, как едко, с каким сарказмом это подано в Википедии. Прочитав весь текст, читатель гарантированно наполнится злобно-саркастическим отношением к Свидетелям, характерным для всех отступников.

Френц делает то же самое, только гораздо эффектнее (и эффективнее). Любой позитив он умеет превратить в негатив. Все, что СИ считают плодом святого духа, он заменяет тщательно подобранным негативно окрашенным синонимом. Единство он объявляет тоталитаризмом и зомбированностью, радость – наивным благодушием, смирение – рабской покорностью, проповедь – назойливостью, исключение – нарушением прав, соблюдение чистоты в собраниях – контролем личной жизни, послушание пастырям – наивностью и инфантилизмом, духовную дисциплину – «заорганизованностью», рвение – «перегоранием» и так далее. Это делают все критики СИ, начиная от френцистов и заканчивая сектоведами. Идет прямая подмена библейского языка антибиблейским, языком атеистического либерального гуманизма. Все, что важно для Свидетелей, подменяется синонимом-пародией, и таким образом вся система ценностей превращается в систему антиценностей. Это делается едко, злобно, с сарказмом, на эмоциональном уровне. В итоге читатель Френца или другого автора исполняется злобно-саркастическим отношением ко всему, что он видит у Свидетелей. Этот результат практически гарантирован для всех читателей.

Те читатели, которые не смогли преодолеть эту подмену ценностей на эмоциональном уровне, конечно же, покинут ряды Свидетелей Иеговы. И вообще любую христианскую конфессию, потому что френцизм направлен против любой организованной христианской жизни, о чем мы подробнее поговорим ниже.

При этом книги Френца написаны удивительно благодушно. Читатель все яснее «видит», насколько Френц более духовный, более зрелый христианин, чем все члены Руководящего совета вместе взятые. Особенно это проявляется в концовках. Он заканчивает свои книги так, что практически любой читатель проникнется искренним сочувствием. «Я всех люблю и прощаю. Я ни на кого не держу зла. За всех молюсь», – так (тезисно) заканчивает он одну книгу. «Давайте будем возрастать в познании, в духе, вере и уверенности, чтобы обрести свободу, дарованную нам Христом», – концовка другой. Обе книги заканчиваются библейскими стихами. Проникновенно, глубоко, по-христиански. Какой хороший человек, какой христианин с большой буквы! – хочется подумать читателю.

Может быть, и так. Мы не утверждаем, что Френц – плохой христианин. Проблема в другом: вся эта проникновенность, все это благодушие не имеет никакого отношения к конкретным убеждениям Френца, как-то: христиане не могут ошибаться; любая ошибка в толковании Библии – лжепророчество; христианин должен поклоняться Богу только индивидуально, как он сам считает нужным; личная жизнь христианина неприкосновенна от соверующих и т. д., и т. п. Все эти утверждения неверны, что мы и пытаемся обосновать в этой статье. Поэтому нужно разделять эмоции и факты. Во всех религиях мира есть очень хорошие, очень глубокие, очень положительные люди, что ничуть не доказывает истинность этих религий.

Слово Писанию

Френцизм опиратеся на очень странное отношение к Писанию. Это настолько удивительно, что просто складывается ощущение, что у критиков другая Библия! Здесь мы рассмотрим библейские места и зададим критикам несколько вопросов. Мы будем использовать Синодальный перевод, чтобы не подавать лишнего повода для обвинений в предвзятости.

Свобода или контроль?

Тема свободы – одна из главных в риторике френцизма. Любые наставления и предписания, исходящие от христианских пастырей, понимаются в терминах френцизма как контроль и покушение на личную свободу христианина. Стихи о свободе – одни из самых часто цитируемых всеми френцистами.

Конечно, эти стихи очень важны, но ведь есть и другие: о послушании старейшинам, о христианском порядке, о требованиях к различным группам (старейшинам, диаконам, вдовам). Почему есть такие стихи как:

«Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем» (1 Фес. 5:14).

Словом «бесчинных» здесь переведено греческое слово «атактос», которое лексикон Стронга переводит как «бесчинный, беспорядочный, своевольный, не подчиняющийся установленному порядку, непокорный». Это слово встречается в НЗ три раза, и еще пять – слово «канон», означающее «правило, порядок, норма». Почему апостолы, особенно Павел, так часто пишут о послушании, порядке, правилах, нормах? Почему в некоторых случаях они добавляют требования, которых Иисус никогда не высказывал (например запрет многоженства), таким образом уменьшая свободу даже Моисеева закона?

Представим, что было бы, если бы Френц жил в первом веке. Он узнал истину о Христе и о дарованной им свободе, начал встречаться с соверующими, но вдруг от каких-то не знакомых ему апостолов приходит одно письмо, затем другое, третье. В этих письмах содержится запрет многоженства (1 Тим. 3:2); список требований в отношении идоложертвенной пищи (1 Кор. 10:25–28); критерии и правила для отлучения (1 Кор. 5:9–13); список требований к старейшинам (1 Тим. 3:1–7), их женам (1 Тим. 3:11), диаконам (1 Тим. 3:8, 9, 12), вдовам (1 Тим. 5:9–16); нормы для повторного брака 1 Тим. 5:14); методы назначения и снятия старейшин (1 Тим. 5:19–20); правила распределения пожертвований (1 Кор. 8); правила по обращению с волосами (!) (1 Кор. 11:14, 15); правила говорения на языках в собрании (1 Кор. 14) и многое другое. Из истории мы знаем, что ранние христиане не служили в армии и на госслужбе, не отмечали языческие праздники. Письма к Тимофею и Титу – почти целиком списки требований, правил и норм. И обратим внимание, как Павел характеризует тех, кто не хочет подчиняться этим правилам:

«Кто учит иному и не следует здравым словам Господа нашего Иисуса Христа и учению о благочестии, тот горд, ничего не знает, но заражен [страстью] к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения» (1 Тим. 6:3, 4).

А также:

«А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии» (1 Кор. 11:16).

Несложно представить, как поступил бы типичный френцист первого века, узнав обо всех этих многочисленных нормах, правилах и критериях. Возмущенный, он в негодовании воскликнул бы:

«Синедрион лжепастырей присвоил себе власть Христа, лишил меня христианской свободы, сделал меня рабом человеческой организации!»

Дорогой читатель, у вас есть сомнения, что произошло бы именно так? Что «Френц первого века» заявил бы, что христиане стали пленниками понятия «экклесия»? Что принялся бы с микроскопом рассматривать все недостатки апостолов, раскапывать все организационные недочеты, все вымышленные и реальные (почему нет?) проблемы собрания первого века? В этом нет ни малейших сомнений, учитывая тезисы и дух френцизма.

Почему бы не быть уравновешенным в этом вопросе? Конечно, Христос дал нам свободу – от вмененного Богом врожденного греха, от страха смерти, нечистой совести, власти этого мира. Но означает ли все это, что в собрании христиан, да и в любом коллективе, не должно быть никакого устава, никаких норм и правил? Означает ли это, что христианские пастыри не могут наставлять стадо, предупреждать его об опасностях мира или каких-то видов поведения, давать какие-то рекомендации? Для чего вообще нужны пастыри, если они не могут дать ни одной рекомендации, ввести ни одну норму?

Да, возможно, каких-то современных правил СИ не было в первом веке. Но, во-первых, в этом нет проблемы, если эти правила не противоречат библейским принципам. У всех современных конфессий есть правила, не имеющие аналогов в апостольскую эру, например одеяния священников или особая архитектура церквей. И в этом нет принципиальной проблемы. Во-вторых, есть и обратная ситуация: у СИ нет каких-то правил первого века, например раздачи пожертвований по собраниям, материальной помощи вдовам, правил говорения на языках. В итоге общее число правил у современных СИ вряд ли больше, чем это было в первом веке. В-третьих, каких-то правил первого века мы просто не знаем. Например, сегодня мы не знаем, как конкретно проводились христианские встречи во времена апостолов, какой был распорядок, график, регламент. Мы знаем лишь ряд руководящих принципов (Кол. 3:16), на основании которых сегодня приходится выстраивать эту систему заново, в чем-то руководствуясь современными реалиями.

Присоединение – к чему?

В первом веке у новообразованного христианского собрания было очень четкое понимание, что истина – именно у них. Она не у иудеев, не у фарисеев, не у поклоняющихся императору римлян, не у греческих философов и не у египетских магов. Она – у них, у тех, кто получил крещение святым духом и кто присоединился к собранию, возглавляемому апостолами:

«Итак охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч» (Деян. 2:41).

«Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви» (Деян. 2:47).

«И некоторые из них уверовали и присоединились к Павлу и Силе, как из Еллинов, чтущих [Бога], великое множество, так и из знатных женщин немало» (Деян. 17:4).

Почему «некоторые» присоединились к Павлу и Силе? Павел и Сила подменили собой Спасителя? Они учили, что приходить нужно не к Христу, а к ним? Или же люди просто приходили в единство веры с другими христианами и объединенно служили Богу?

Получив крещение и обретя веру в Христа, новый христианин не говорил «спасибо» и не уходил домой, чтобы верить так, как велит ему совесть. Нет, после крещения сразу следовало «присоединение» – к христианскому собранию, возглавляемому апостолами. Крещение и присоединение были взаимодополняющими шагами, которые делались одновременно. Как крещение было невозможно без присоединения, так и наоборот – это были две стороны одной медали. Более того, как вообще возможно было получить крещение, если нет объединенного и организованного собрания Бога, к которому можно было присоединиться?

А как исполнять другое важное повеление Библии?

«Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам. Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай, но будем увещевать [друг друга], и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного» (Евр. 10:24, 25)

Современные критики в один голос заявляют о том, что никакая «человеческая организация» не должна вставать между христианином и Богом. Но если любая земная организация – зло, то к чему или к кому «присоединялись» новокрещенные христиане первого века?

Отлучение – от чего?

Идея о присоединении столь ясно проводится в Новом Завете, что совершенно очевидно, что потеря такого присоединения – общения с христианским собранием – приводило к потере спасения:

«А я, отсутствуя телом, но присутствуя [у вас] духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело… предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5:3–5).

«Итак, извергните развращенного из среды вас» (1 Кор. 5:13).

«Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе» (1 Кор. 5:11).

Современные критики так не любят процедуру исключения, существующую у Свидетелей Иеговы, что заявляют о ее ошибочности, при этом полностью игнорируя довольно ясные указания на этот счет Писания. Ведь если в первом веке нераскаивающихся грешников исключали из христианского собрания, то можно ли считать, что после исключения они оставались на хорошем счету у Бога?

Иногда критики признают, что отлучение от церкви в том или ином виде существуют во всех конфессиях, но критикуют излишнюю жесткость применения этой меры у Свидетелей. Но при этом критики не могут доказать, что Библия требует более мягкого применения исключения. Когда они настаивают на более мягкой форме исключения, они исходят не из библейских стихов, а из субъективных бытовых представлений, принятых в мире («не общаться с родственниками, да как же так можно!») – опять-таки воздействуя на эмоции читателя.

Во-первых, Библия устанавливает лишь принцип: «не сообщаться», а внутри этого принципа каждая конфессия может установить собственные нормы и формы применения. Во-вторых, жесткость Свидетелей при соблюдении этой процедуры является следствием того, что Свидетели очень серьезно относятся к библейским предписаниям, не в пример современным либералам. И в-третьих, есть очень разумный принцип, высказанный еще Паскалем: в религиозной жизни иногда лучше перестраховаться, чем недостраховаться. При прочих равных условиях лучше немного переусердствовать в исполнении библейских требований, чем расслабиться и допустить риск прогневить Бога. Цинично? Может быть. Зато эффективно.

Централизованное руководство – библейское или небиблейское учение?

Далее, книга Деяний четко показывает, что централизованное руководство, столь ненавистное критикам, в первом веке существовало и действовало. Изучение 15-й и 16-й глав Деяний развеивает любые сомнения на этот счет. В Иерусалиме заседал Совет старейшин, который руководил организационными вопросами и определял положения вероучений:

«Когда же произошло разногласие и немалое состязание у Павла и Варнавы с ними, то положили Павлу и Варнаве и некоторым другим из них отправиться по сему делу к Апостолам и пресвитерам в Иерусалим… Апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела… Тогда Апостолы и пресвитеры со всею церковью рассудили, избрав из среды себя мужей, послать их в Антиохию с Павлом и Варнавою, [именно]: Иуду, прозываемого Варсавою, и Силу, мужей, начальствующих между братиями… Итак, отправленные пришли в Антиохию и, собрав людей, вручили письмо… Они же, прочитав, возрадовались о сем наставлении» (Деян. 15:2, 6, 22, 30, 31).

Почему апостолы и пресвитеры принялись решать, что христианам можно делать, а что нельзя? Они подменили собой Христа, Библию и Бога? Они взяли власть над верой людей и сделали их рабами человеческой организации? Или они действовали ради сохранения единства веры – обязательного плода, требуемого Богом? Или критики считают, что в первом веке можно было считаться христианином, не подчиняясь апостолам?

Очевидно, что иерусалимский Совет, возглавляемый Иаковом, выполнял функцию центрального руководящего органа в собрании первого века. Решения этого органа были обязательны для всех христиан, если они хотели оставаться в собрании и пребывать в общении с Богом:

«Проходя же по городам, они предавали [верным] соблюдать определения, постановленные Апостолами и пресвитерами в Иерусалиме. И церкви утверждались верою и ежедневно увеличивались числом» (Деян. 16:4, 5).

Итак, исполнение решений Совета: а) распространялось на все собрания, б) было обязательным к исполнению и, самое главное, в) оно благословлялась Богом – «церкви утверждались верою». Не логично ли сделать обратный вывод – что неисполнение решений, соответственно, приводило к потере благословения Бога?

Обратим также внимание, с каким настроем христиане получали такое руководство – они «возрадовались». Да, они проявляли дух кротости, смиренно принимая руководство поставленных святым духом старейшин. Ведь они знали такой совет:

«Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно» (Евр. 13:17).

Или рассмотрим пример, где Павел пишет Титу:

«Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал» (Титу 1:5).

Мы видим, что Павел, будучи членом Совета старейшин, приказывает (!) другому старейшине – Титу, поставить, или назначить старейшин в собраниях, причем в разных собраниях, может быть, даже весьма удаленных. Разве не очевидно, что: а) у Павла было право давать Титу такое приказание; б) от Тита ожидалось, что он его послушно и качественно исполнит; в) от собраний ожидалось, что они примут назначенных старейшин как поставленных святым духом и будут принимать их служение? Разве не очевидно из этого стиха, что в первом веке существовала хорошо организованное собрание с вертикальными и горизонтальными связями?

Содержание третьей главы первого послания Тимофею также дает понять, что советы Павла Тимофею были даны для практического применения – то есть, для того, чтобы Тимофей умел назначать старейшин и диаконов (помощников).

Библия ясно показывает, что собрание первого века было довольно хорошо организовано. Помимо уже рассмотренных примеров, между собраниями передавались письма (Кол. 4:16), выделялась материальная помощь (1 Тим. 5:16), христиане участвовали в публичном служении (Деян. 8:25; 16:13, 17:17), проводились встречи (Деян. 2:46) и т. д. Как можно было оставаться христианином в первом веке, не участвуя во всей этой оживленной деятельности?

Нужна ли демократия?

Критики порой очень хотят побольше демократии в христианстве. Они хотят, чтобы все члены конфессии могли принимать участие в решении разных вопросов. Начать с того, что подобного нет ни в одной церкви. Очень интересно увидеть, как рядовой православный или католик сможет оспорить решения Вселенских соборов или рядовой лютеранин – положения Аугсбургского исповедания.

Нет смысла заставлять миллионы людей высказывать свое мнение по миллиону тем. Во-первых, где в Библии упоминается демократия и плюрализм? Эти ценности были неизвестны библейским писателям, они чужды Новому завету. Как, например, согласовать демократию с такими стихами:

Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны (Евр. 13:17)

Просим же вас, братья, почитать тех, кто усердно трудится у вас, кто руководит вами в Господе, кто увещает вас, и проявлять к ним глубочайшее уважение и любовь за их дело (1 Фес. 5:12, 13)

Если решения «наставников» обсуждаются и выносятся на голосование, значит, с ними можно не соглашаться. Если с ними можно не соглашаться, то мы получаем прямое нарушение вышеприведенных стихов.

В-третьих, как это реализовать технически? На это уйдет масса денег и времени, которым можно было бы найти лучшее применение. Во-вторых, совершенно нет гарантии, что уровень недовольства в результате будет снижен. Вполне вероятно, что в результате бурных дебатов и обсуждений он только повысится. В любом демократическом процессе всегда есть победители и проигравшие. В-четвертых, подавляющее большинство верующих некомпетентны в тонкостях догматики и элементарном менеджменте точно так же, как и в политике (а на тему некомпетентности рядовых избирателей в современных демократиях и вытекающих из этого проблем пишутся серьезные научные труды). У христианских организаций слишком сложная доктрина и инфраструктура, чтобы ими можно было эффективно управлять в рамках демократического процесса. При всей видимости демократии в православии там тоже практически ничего нельзя сдвинуть без воли патриарха. Те немногочисленные конфессии (лютеране, баптисты, англикане), которые реализовали подлинный плюрализм, постоянно делятся, как тритоны, да еще и дерутся друг с другом. Лучше это по совокупности плюсов и минусов? Вряд ли.

На самом деле все гораздо проще. Мы присоединяемся к той христианской конфессии, которая нас в целом – в целом! – устраивает. Если какие-то мелочи нам не нравятся, мы закрываем на них глаза и не тратим на них драгоценное время, которого всегда не хватает. Мы просто доверяем ее руководителям, которых уважаем как христиан, как лидеров. В конце концов, мы молимся Богу о решении каких-то вопросов. Но если мы не согласны с принципиальными вещами, то нет и смысла присоединяться к такой конфессии и нет смысла пытаться ее изменить. Мы не пытаемся менять устройство телевизора, который нам не нравится, – мы просто покупаем другой. Это и есть подлинная демократия: мы выбираем то, что нам нравится, при условии открытой конкуренции на рынке. Это просто, логично, эффективно и экономно. И это полностью в духе библейского учения – увы, столь неполиткорректного по современным либеральным стандартам. Критики должны определиться, какие стандарты им больше по вкусу: библейские или либеральные.

Демократизация христианского собрания – очень сложная и очень спорная тема. Да, это звучит жутко неполиткорректно и несовременно, но таково христианство. В христианстве неприемлемо, чтобы паства критиковала пастырей. Это такая религия, у нее такая система ценностей. Если у нас не получается это принять, то христианство как религия, как идеология не для нас, нужно признать это и найти что-то другое. Нет ничего постыдного в том, чтобы честно сказать: да, христианство не для меня, оно мне не нравится. Гораздо хуже юлить и лукавить, обманывая самого себя и пытаясь совместить несовместимое.

Единство – как?

Рассмотрим одно из важнейших требований Бога – требование сохранять единство:

«Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях» (1 Кор. 1:10).

«Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны» (Фил. 2:2).

«Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по [учению] Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 15:5, 6).

«Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня» (Иоан. 17:21).

Требование быть в единстве очень часто акцентируется в Новом Завете. Оно настолько важно, что является неотъемлемой отличительной чертой христиан. Френцизм говорит о прямо противоположном – что каждый должен понимать Библию так, как хочется, в результате чего очень скоро между даже десятью индивидуальными христианами не останется и тени единства. Это очень хорошо видно на интернет-форумах бывших СИ, на которых царит какофония мнений и взглядов. Френцизм избегает очень важного вопроса – как достичь единства между миллионами христиан. Разрушая организационное единство, он ничего не предлагает взамен. По сути, френцизм говорит, что миллионы Свидетелей Иеговы должны закрыть свои представительства и филиалы, продать оборудование и недвижимость, уволить всех добровольцев, миссионеров и разъездных служителей, закрыть Залы Царства и отправиться по домам. Все, контора закрыта, все свободны. Но остается вопрос: как сохранять единство между миллионами христиан во всем мире?

Это тупик для френцизма. Если нет единого центра, который осуществляет руководство и разрабатывает согласованные толкования, международное единство в вероучении и организационных формах недостижимо. Требование Бога о единстве остается в нем недостижимым.

Некоторые возражают, что в Новом Завете записан только один явный пример подчинения всех христиан совету апостолов – это уже приведенный эпизод из 15-й главы Деяния. Странный аргумент, ввиду того, что в Библии вообще многие важные вещи упоминаются только один раз. Лишь один раз описываются требования, предъявляемые к диаконам (1 Тим. 3:8–12) и вдовам, предназначенным для получения материального пособия (1 Тим. 5:3–10). Только один раз прямо говорится, что в явление Христа участники Нового Завета вознесутся на небо (1 Фес. 4:17). Иисус только один раз прямо сказал о рае (Лук. 23:43). Только раз во всей Библии явно говорится о том, что воскреснут неправедные (Деян. 24:15). Если мы исследуем Библию внимательно и аккуратно, какая нам разница, сколько раз в ней упомянута та или иная мысль? Неужели мысль, упомянутую единожды, можно проигнорировать? Библия, и особенно Деяния и послания апостолов – это прецедентное право. Если что-либо упоминается в них даже один раз, это достаточное основание для соответствующих выводов или организационных решений, которые будут защищены и освящены библейским авторитетом.

Единство представляется нам настолько важной темой, что мы разовьем ее чуть шире.

К единству через смирение

Беспристрастное исследование показывает, что и во времена Израиля, и в первом веке н. э. у Иеговы был объединенный, организованный народ, который поклонялся ему в единстве, служа объединенным свидетелем для мира. Почему нужно считать, что сегодня, в последние дни, это не так?

«И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне - из Иерусалима» (Ис. 2:2–3).

Единство – это одно из главных особенностей христианства, это его душа. Во все века несколько христиан, одинаково понимавших основные учения Библии, стремились к объединению: так возникали церкви, школы, ордена, движения, «секты» – термин не важен. Христианству неотъемлемо присуще стремление к объединению, к организации. И когда возникает любая группа, любой коллектив, в нем всегда должен быть единый центр принятия решений. Должны быть процедуры и механизмы принятия согласованных решений и донесения этих решений до каждого члена группы. Без таких процедур никакая группа просто не сможет существовать. Вот почему у партий есть политсоветы, у компаний советы директоров, а у религий – синоды, руководящие советы и т. д. Когда френцисты пишут сентенции вроде «Свидетели Иеговы – пленники понятия "организация"», начинаешь задаваться вопросом: понимают ли они вообще, о чем говорят? Понимают ли они, что группа потому и группа, что ее члены единообразно понимают определенный круг вопросов? Понимают ли они, что если группа не сможет договориться о процедурах принятия решений, то она обречена?

Критики считают наивным рассуждать в таком духе. Все, что связано с единством и другими христианскими плодами, для них наивность и чудачество. А также измена идеалам демократии и плюрализма. Что и правильно, потому что они – от мира. Но почему вы, дорогой читатель, должны перенимать их тип мышления?

Френцизм считает, что всякий раз, когда христианин принимает какое-то толковение руководства своей церкви, он обнаруживает несамостоятельность мышления, неумение мыслить независимо. С какой стати? Любой член любой политической партии и любой мирской организации тоже не мыслит независимо? В партию вступают, когда разделяют ее основные тезисы и идеалы, а не все без исключения пункты ее программы, которых могут быть сотни и тысячи, и которые члены партии принимают просто формально, в силу своего членства в ней. Если человек принимает осознанное решение подписаться под какими-то пунктами или заявлениями, которые он не считает настолько принципиальными, чтобы спорить о них, то его никак нельзя обвинять в интеллектуальной несамостоятельности.

Важным христианским требованием является единство, а единство тесно связано со смирением. Смиренный христианин должен уметь отказаться от своего права на толкование всех и каждого библейских стихов. Для чего? Для сохранения единства и мира. Хотя в основных учениях компромисс недопустим, в более второстепенных толкованиях и организационных вопросах христианин должен уметь подписаться под единой согласованной позицией, даже если не может понять или принять всю аргументацию, стоящую за такой позицией. В противном случае, если каждый будет настаивать на собственных толкованиях каждого стиха, единство в принципе недостижимо. Единство – это настолько важное требование, что требует определенных жертв, цены, которую нужно заплатить. Отказ от толкования второстепенных положений – это и есть та цена, которую должен заплатить каждый член группы, чтобы продолжать пребывать в единстве и мире, чтобы не спорить по каждому библейскому стиху, как в церквях христианского мира, что неприемлемо для Бога.

Френц рассказывает об удивительной ситуации: на рубеже 1970–1980 годов многие вефильцы из Главного управления в Бруклине настолько увлеклись толкованиями второстепенных мест, что не имели ничего против собственного исключения и даже сами покидали собрание. Кто-то считал, что цифра 144 тысячи символическая, кто-то – что последние дни начались еще в первом веке н. э. По-прежнему в некоторых кругах ведутся бурные дебаты о тождественности Иисуса и Михаила. Неужели все это так важно, что на этом нужно настаивать? Почему бы не принять любое толкование, не противоречащее основным христианским истинам, и жить дальше, наслаждаясь единством и общением со всемирным братством, а остальное просто покрыть любовью? Неужели сторонники символичности 144 тысяч или «расширенного» понимания последних днй, покинув собрание, получили нечто большее, чем было у них до этого? Что же это такое? Обладание полной и абсолютной истиной? А где уверенность, что они наконец нашли эту истину? Это крайне сложная и очень произвольная ситуация. Никогда нельзя быть уверенным, что ты правильно толкуешь все библейские стихи и понимаешь христианство максимально верно.

В такой ситуации иногда приходится «ошибаться» вместе с другими, что очень не нравится критикам – но пусть они предложат другой реалистичный механизм поддержания единства. Здесь действует тот же принцип, что и в семье: жена может не одобрять или не понимать все решения мужа, но Иегова ожидает от нее послушания во второстепенных вопросах; если со временем муж поймет, что он был неправ, жена выйдет из ситуации с чистой совестью, потому что не нарушила единства и подчинения своему главе, чем порадовала Бога. В конце концов, кто сказал, что единство нужно поддерживать только тогда, когда все безоблачно и безошибочно? Если в семье жена должна подчиняться мужу даже тогда, когда не согласна с ним, не логично ли, что этот принцип следует применить и к христианскому собранию? Не должны ли мы ради мира с другими поддерживать единство и в тех частных вопросах, которые мы не до конца понимаем – при условии, что разделяем основные положения веры?

Это тем более относится к организационным и техническим вопросам, которых в каждой конфессии слишком много, чтобы ставить свое пребывание в этой конфессии в зависимость от одобрения каждого из них. Рядовому православному может что-то не нравиться в том, как проводятся службы, как устроены храмы, как проводится Синод, как действует церковное право и т. д, и т. п. Рядовому Свидетелю Иеговы также может не нравиться, как организована проповедь, как проводятся встречи или осуществляется руководство на разных уровнях. Кому-то может не нравиться, что мера исключения применяется слишком жестко, или что мы не празднуем те или иные праздники, или что наши залы не такие пышные и красивые, как церкви. Во всех таких вопросах было бы честно спросить себя: идет ли речь о явном нарушении прямого библейского постановления, или просто лично я сделал бы то-то и то-то иначе, будь моя воля? Совершенно естественно, что каждый член любой конфессии что-то сделал бы не так, будь он на месте руководителей этой конфессии. Но если нет явного нарушения библейских принципов, надо уметь отказаться от собственной точки зрения и смиренно принять компромисс с соверующими.

Жесткая правда жизни в том, что никакая организованная группа не сможет существовать, если каждый ее член будет настаивать на собственной точке зрения во всех вопросах. Если несколько людей объединились в группу, они не могут настаивать на том, чтобы их продолжали считать совокупностью отдельных, разрозненных индивидов, каждого со своей неповторимой точкой зрения. Группа налагает ответственность – либо ты разделяешь ценности и убеждения группы, либо ты не можешь быть ее членом. Когда человек становится частью коллектива, он должен понимать, что это подразумевает отказ от формирования собственной точки зрения по всем вопросам, от части собственного «Я». В христианстве такой отказ толкуется как смирение, стремление к единству и покорность наставничеству (Евр. 13:17). Френцизм не хочет или не может понять этого. Френцизм – это такая форма религиозного сознания, при котором каждый христианин настаивает на своем праве везде и всегда верить в то, во что ему хочется, не идя ни на какие уступки другим. Такой путь – это крах организованного христианства.

Никакая организованная группа не сможет существовать, если каждый ее член будет настаивать на собственной точке зрения во всех вопросах

Это касается всех хорошо организованных группах: политические партии, кружки по интересам, научные коллективы, религиозные конфессии и др. Если ты член духового оркестра, изволь играть на духовых инструментах, а не на электрогитаре. Принадлежность к группе требует, чтобы существовала единая, согласованная позиция, которую разделяют все члены группы. Проведение такой согласованной позиции и требование ее от каждого члена является не нарушением его конституционного права, а защитой права группы на собственную идентичность – в случае с религией такой идентичностью является представление группы о том, что угодно Богу, а что нет. Аргумент о том, что Свидетели Иеговы или другие религии ущемляют конституционное право на свободу убеждений, смешон до такой степени, что его не хочется обсуждать серьезно.

Да, бывают случаи, когда согласованные позиции не очень понятны и легко принимаемы. В Библии свыше 31 тысячи стихов, и реалистично ли верить, что можно найти абсолютно идеальное объяснение каждого из них, которое удовлетворит миллионы членов конфессии? Это абсолютно невозможно. Вот почему для христианина нет никакого смысла покидать конфессию, если ему сложно принять толкования каких-то организационных вопросов и отдельных стихов, не затрагивающих основные положения веры.

Это тем более верно в отношении сложных книг и пророчеств, таких как Откровение и Даниила. Давайте будем реалистами и честно признаем: абсолютно безупречно и однозначно истолковать все библейские пророчества не удавалось еще никому. Даже великий Лютер признавал, что Откровение для него – закрытая книга. Да, иной раз, читая ту же книгу ОСБ «Откровение – его грандиозный апогей близок», местами понимаешь, что какие-то аргументы принять трудно, над какими-то хочется побеседовать с ее авторами и т. д. Но решится ли эта проблема, если покинуть данную конфессию и примкнуть к другой? Конечно же, нет: в новой конфессии будут новые непонятные книги и новые вопросы. Решить проблему непонимания (пусть даже несогласия) отдельных людей с отдельными толкованиями в рамках организованного христианства невозможно в принципе. Так почему бы не быть признательными за то, что у нас есть хоть какие-то толкования этих сложных мест, и не зацикливаться на проблеме? С точки зрения здравого смысла абсолютно непонятно, почему отступники создают такую невероятную проблему из множества довольно малозначимых толкований книг Даниила и Откровения. Это опять-таки вопрос приоритетов – что важнее: драгоценные истины об Иегове, помазанном Царе и его Царстве, плоды духа и единство с братьями во всем мире или несколько второстепенных толкований сложных пророческих мест, которые и так отличаются от конфессии к конфессии и даже от церкви к церкви внутри одной конфессии?

В случае с гордым и свободолюбивым христианином выбор делается в пользу второго. Когда такой христианин, оказавшись в подобной ситуации, решает покинуть собрание, он оказывается в безвыходном положении. Вступить в другую религиозную конфессию для него невозможно, поскольку он нигде не найдет того, что ищет – тотального и безукоризненного соответствия всего и вся своему собственному Я. Он не сможет основать и собственную группу, поскольку строит на нежизнеспособном основании – подает своему стаду пример: «бросай собрание сразу же, как только с чем-то несогласен». Вряд ли стоит объяснять, что с такой предпосылкой создание сколько-нибудь крупной группы невозможно. В результате мы получаем замкнутый круг – поиск полного согласия со всеми толкованиями группы приводит к неизбежному расколу этой группы, причем отколовшиеся обречены дробиться и дальше, пока не развалятся на отдельных христиан, лишенных всякой групповой принадлежности. К чему мы пришли? К невозможности сохранять единство и братолюбие – важных составляющих служения Богу. Вот они, подлинные плоды гордости ума, духа независимости и ложно понимаемой свободы. Именно этими горькими плодами насквозь пропитана критика СИ.

Разрубить этот замкнутый круг можно только одним способом – принять общую исповедальную платформу, пусть и не до конца понятную в мелочах. Ключ к этому решению – смирение и любовь к братству. А также понимание, что удовлетворить интеллектуальные и логические потребности миллионов людей по всему миру невозможно чисто теоретически; что помимо логических потребностей существуют еще и духовные, и нравственные. Чтобы прийти к такому решению, каждый член группы должен понимать, что придется чем-то жертвовать. Смиренный христианин, стремящийся к единству, пожертвует меньшим – правом на толкование второстепенных положений, чтобы получить большее – право на единство в фундаментальных положениях. Для этого ему придется смириться с тем, что он недопонимает ряд вопросов, и положиться на Бога с верой, что Он в свое время разрешит их. Пока Иегова не общается с людьми непосредственно, такая ситуация неизбежна, и признать ее будет проявлением не только смирения, но и мудрости.

Если человек не готов жертвовать ничем, ему просто не место в христианстве. Если он хочет быть вольным исследователем Библии и неповторимой индивидуальностью с полным набором конституционных прав, а не частью единого «тела Христова», ему стоит выбрать для себя другую, более демократичную религию, такую как индуизм или буддизм – или френцизм.

Чуть ниже мы еще раз коснемся проблемы единства, а сейчас обратимся к пресловутой теме «ошибок» и «лжепророчеств».

Насколько неверны «неверные учения»?

Рассмотрим важнейший пункт, один их излюбленных в риторике критиков – существование так называемых неверных учений. Это такие учения, которые когда-то считались верными, но потом были отвергнуты либо откорректированы. Для примера обратимся к Евангелию.

Лжепророки – кто они?

Критики любят называть Свидетелей лжепророками. Этим критики обнаруживают нехватку теологической логики: пророчество и толкование – совершенно разные вещи. Пророчество исходит от Бога и всегда верно; толкование исходит от людей и может быть ошибочным. Например, сначала апостолы неверно истолковали пророчество о Царстве, решив, что Иисус станет земным политическим правителем. Позже апостолы неверно истолковали указание Иисуса учить все народы. Можно ли назвать их лжепророками? Конечно, нет. Они были обычными людьми, которые могут ошибаться. Они ошиблись в толковании, а не в пророчестве. Пророчества Библии были верны до последней буквы.

Пророк – это тот, кто говорит непосредственно от имени Бога. Толкователь – это тот, кто толкует пророчество. Толкователь не говорит от имени Бога; все, что он делает, это пытается вникнуть в смысл изречений пророка. Не только СИ, но любые христиане так или иначе занимаются толкованием пророчеств Библии. Правильно они это делают или нет – другой вопрос, но объявлять их «лжепророками» значит полностью не понимать смысл слова «пророк». Пророк всегда претендует на то, что говорит от имени Бога; толкователь на это не претендует и не может претендовать. Под определение пророка подпадают Джозеф Смит, утверждавший, что Бог дал ему новое Писание («Книга Мормона»), и Елена Уайт, заявившая, что Бог лично обращается к ней и дает ей видения. Соответственно, если считать их утверждения ложными, они будут ложными пророками. Но Свидетели Иеговы никогда не делали подобных заявлений. Если иногда в своей литературе СИ ставят знак равенства между понятиями пророк и проповедник, то это делается в расширенном смысле, чтобы подчеркнуть общность их роли – сообщать о замыслах Бога. Но в строгом смысле современные христиане (неважно, СИ или иные) не являются пророками, поскольку не вдохновлены Богом. В силу этого они могут ошибаться в некоторых толкованиях.

Рассмотрим подробнее пример апостолов. Три года апостолы и ученики Христа ходили с ним и учились у него, но все это время – вплоть до самого его воскресения, верили в то, что Иисус создаст свое царство на земле, которое сбросит наконец ненавистное римское иго и даст Израилю независимость и процветание золотых времен Соломона, и даже лучше. Они были готовы драться за это царство с оружием в руках, потому что верили, что борятся за своего царя, который должен занять трон в Иерусалиме:

«Посему они, сойдясь, спрашивали Его, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» (Деян. 1:6)

«Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, сказали Ему: Господи! не ударить ли нам мечом?» (Лук. 22:49).

Задумаемся. Почему Иисус никогда, пока был на земле, так и не исправил их понимание учения о Царстве? Многократно повторяя выражение «Царство небесное», он прекрасно знал, что смысл этих слов не доходит до умов его учеников – но ничего не предпринимал. Вместо этого в их головах царило представление о царстве Мессии как военно-политическом образовании на земле. Вопрос: было ли такое представление, такое учение, правильным? Или оно было ложным? Поскольку оно не было правильным, оно, видимо, должно быть ложным – но можно ли называть «ложным» учение, которое Иисус осознанно допускает в своих учениках? Это была бы очень дерзкая характеристика по отношению к тому, что происходит с допущения Иисуса и его Отца, не правда ли? Так каким же было это учение? Конечно, оно было неверным, и требовалось уточнение, но на тот момент это было своевременным учением – во-первых, потому что оно служило определенной цели, и во-вторых, потому что к другому ученики на тот момент не были готовы.

То же относится, скажем, к воскресению Христа, о котором ученики даже не подозревали; более того, они советовали ему не делать этого, за что Иисус их жестко поправил:

«И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мат. 16:22, 23).

Обратим внимание, что хотя апостолам и недостает понимания; хотя они и находятся в плену явно «ложных учений»; хотя Петр полностью не понимает смысла прихода Мессии и получает от Него самого жестокий выговор – все апостолы продолжают пребывать в любви и благословении Иисуса и Отца, у них есть святой дух, они исцеляют болезни и творят чудеса и т. д.

Примеры можно множить; фактически, с точки зрения современных критиков и их критерия «истинность-ложность», апостолы были ужаснейшими лжеучителями. Как же так, воскликнут критики – исповедовать ложные учения и иметь святой дух? Невозможно! Однако Библия ясно показывает, что это возможно, если только отказаться от ошибочной терминологии критиков в части того, что считать «ложным учением». Ведь существует фундаментальный принцип:

«Всему свое время, и время всякой вещи под небом» (Екл. 3:1).

Ученики получали уточнения и приходили к более точному пониманию, но лишь тогда, когда это было необходимо – когда приходило «свое время». Бог учит, исправляет и даже наказывает свой народ, но он делает это не одномоментно, а постепенно, с течением времени. Это показывает вся история христианства, начиная с Пятидесятницы.

Почему-то эта простая истина не находит понимания у многих критиков. Они предполагают, что некая христианская группа, однажды возникнув, должна сразу же, с самого начала пребывать в максимальном свете истины. Такая группа должна сказать: «Мы обладаем абсолютно точным и абсолютно исчерпывающим пониманием истины; наши вероучения абсолютно совершенны; наше толкование каждого стиха Библии абсолютно безупречно; мы никогда не сможем ничего улучшить». Может ли хоть кто-то в этом мире Сатаны сказать подобное? Может ли сказать такое сам Френц или любой другой отступник? Честным ответом будет, конечно же, нет. Более правильным для любой конфессии будет считать, что их вероучение является результатом максимально искреннего и тщательного исследования, при этом нужно всегда быть готовым внести изменения, если в ходе исследования возникнут новые данные. Иными словами, если абсолютная точность учений практически недостижима, то вполне достижима абсолютная искренность в исследовании.

Можно ли называть лжепророками искренних христиан, которые ошиблись в толковании сложного библейского текста или поняли, что не учли какие-то факторы, после чего честно признались в этом? Как можно приравнивать их, допустим, к гордым лжепророкам Ваала, отрицающим истинного Бога и корыстно обслуживающим интересы отступнической израильской верхушки? Мы снова получаем, что лжепророками нужно назвать любую христианскую группу. Какой смысл осуждать группу верующих за то, что она стремится улучшиться, что-то уточнить и исправить в своем понимании, при этом искренне веря, что Бог благословляет такие улучшения? Френцизм делает именно это – нелогичное и аморальное обвинение.

Разоблачение века?

Надо сказать, что френцизм абсолютно нелогичен в том, как он представляет проблему неверных учений. Книги Френца и других критиков полны упоминаниями различных «ложных учений», которые в свое время исповедовали Рассел и Рутерфорд, преподнося это как какое-то грандиозное откровение, которое должно шокировать читателя и разоблачить всю организацию. Например, один из идеологов френцизма наивно заключает в одной из публикаций (отвратительно переведенной на русский язык): «Я не знаю кого-либо, кто нашел в себе силы встретиться с действительностью и потом бы сказал: „Мне жаль, что я узнал истину об Обществе сторожевой башни“». Почему-то авторы этой статьи знают массу таких людей (см. эпилог). Может быть, они просто по-другому понимают, что такое в данном случае «истина»? Например, о потерянном времени на узнавание такой «истины» вполне можно пожалеть.

Удивительное лукавство: авторы преподносят как разоблачение века то, что знает любой некрещеный ребенок Свидетелей Иеговы! А именно, что в ранние годы своей истории Исследователи Библии (раннее название Свидетелей Иеговы) исповедовали целый ряд учений, которые позже были изжиты и сегодня не исповедуются: например, празднование Рождества и дней рождения, использование креста, чудаковатые идеи о пирамиде Хеопса и воскресении патриархов, ряд других. Да и как об этом не знать, если эти данные честно приводятся в собственной литературе СИ (например, книга «Свидетели Иеговы – возвещатели Царства Бога»). Любой, кто читал эту книгу, знает, что на взгляды Рассела всегда влияли идеи адвентизма и вплоть до конца жизни он был наполовину эзотериком; что Исследователи Библии в период до Рутерфорда (и частично при нем) представляли собой хаотическое и плохо организованное скопление харизматических общин; что Рутерфорд питал ряд романтических представлений, которые, впрочем, не продержались долго в догматике Исследователей. Критики сообщили что-то новое? Они извели массу бумаги и чернил (а многие – собственных сбережений), чтобы сообщить Свидетелям Иеговы то, что они и так знают и что изучается в их миссионерской школе «Галаад».

Как Свидетели относятся ко всему этому? В отличие от своих критиков, они не видят в этом никакой проблемы. Свидетели никогда не утверждали, что Иисус Христос, назначенный «господин имения» (Мат. 24:45–47), доверил это имение такой группе христиан, которая была безошибочной и безупречной. Но он доверил это той группе, которая была наименее загрязнена отравленными водами Вавилона Великого. Иными словами, в те годы при отсутствии абсолютно чистого христианства «имение» было доверено группе, которая была наименьшим злом, но затем последовал период очищения и исправления, который длился десятилетия:

«Современный народ Иеговы также нуждался в очищении. В начале XX века многие члены небольшой группы Исследователей Библии служили Богу потому, что искренне хотели угождать ему. Но некоторые служили и из неправильных побуждений, например из-за стремления к видному положению. Прежде чем эта небольшая группа смогла бы возглавить всемирное дело проповеди благой вести, которое, согласно пророчеству, должно было проводиться во время конца, ее следовало очистить (Матфея 24:14). Пророк Малахия предсказывал, что именно такое очищение будет производиться, когда Иегова придет в свой храм (Малахия 3:1—4). Слова Малахии исполнились в 1918 году» (книга «Пророчество Исаии, т. 2, стр. 127).

Повторим, что когда Иисус пришел в 1914 году, он не нашел на земле кристально чистого христианства. Что верно, то верно. Кстати, то, что в последние дни на земле будет, мягко говоря, сложно с христианством, было предсказано им же самим:

«Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лук. 18:8).

Исследователи-Свидетели верят, что Иисус доверил им свое «имение» (Мат. 24:47) не потому, что они были безошибочными, а потому, что они были наименее других загрязнены водами Вавилона и стояли на правильных позициях в ключевых учениях: последовательный монотеизм, имя Бога, тысячелетнее мессианское царство Христа, единство тела и души, необходимость публичной проповеди. В этих фундаментальных положениях Исследователи-Свидетели всегда были последовательны и никогда не меняли своих взглядов.

Выбрав эту группу, Иисус начал постепенно очищать ее, доводить ее до такого состояния, при которой она могла бы наиболее эффективно и богоугодно представлять интересы Царства на земле. Так началось освобождение Исследователей Библии от влияния Вавилона – разнообразных адвентистских, маргинальных и романтических элементов. Оно началось в 1918 году, когда Иисус пришел для наказания и очищения своего народа (в результате деятельность Исследователей была практически полностью парализована), и продолжалось – болезненно и мучительно, путем тяжелых реформ – вплоть до середины 1930-х годов, что завершилось историческим принятием Исследователями нового названия – Свидетели Иеговы. Так начался современный период Свидетелей Иеговы.

Свидетели верят, что Иисус доверил им свое «имение» (Мат. 24:47) не потому, что они были безошибочными, а потому, что они были наименее других загрязнены водами Вавилона и стояли на правильных позициях в ключевых учениях

Кстати, с этим вполне согласны светские исследователи Свидетелей Иеговы, такие как религиовед С. Иваненко. В своей монографии он показывает, что ранний период развития Исследователей-Свидетелей характеризуется хаотичностью и харизматичностью, но с конца 20-х годов начинается постепенная трансформация Свидетелей в умеренную деноминацию современного образца:

«Третий период (вторая половина 20-х – середина 40-х годов ХХ века) характеризуется превращением Исследователей Библии в организацию Свидетелей Иеговы, в рамках которой постепенно сформировались собственные конфессиональные черты» («Свидетели Иеговы – традиционная для России религиозная организация», С. Иваненко, Арт-Бизнес-Центр, М, 2002, стр. 31–32).

Что повлияло на это «превращение»? Свидетели верят, что на это повлиял святой дух Бога и сам воцарившийся Иисус.

Вот почему современную историю Свидетелей Иеговы в том виде, в котором они существуют сегодня, более правильно было бы начинать именно с 30-х годов, а не с романтических 20-х, харизматических 10-х и тем более – юношеских биографий Рассела и Барбора 19-го века, когда Исследователи Библии были вполне органичной частью христианского мира, почти идентичной адвентистам. Это видно хотя бы из того, что «пастор Рассел» выступал в разных христианских группах и благосклонно в них выслушивался. Эта позиция также ясно прослеживается в книге «Возвещатели».

Другими словами, между современными Свидетелями Иеговы и Исследователями Библии 19-го – начала 20-го веков существует преемственность, но не прямое тождество, вероучительное или организационное. Современная деноминация Свидетелей Иеговы и ранний «пастор Рассел» с соратниками – это далеко не одно и то же. Вот почему критики совершенно зря тратят время и силы в бесконечных обсуждениях ранних учений Исследователей, которые были изжиты в 20–30-е годы. Позднее Свидетели заняли гораздо более зрелую и взвешенную позицию в догматике, и корректировки стали значительно реже и менее глубокими.

Итак, критики сказали Свидетелям Иеговы что-то новое о них самих? Нет. Они просто забыли о том, что Свидетели Иеговы никогда не считали свою раннюю историю временем яркого света истины, как они не считали таким временем предшествующие века, в которых также могли жить и даже более-менее организованно поклоняться Богу истинные, помазанные христиане. Например, можно прочитать биографию Майкла Фарадея, принадлежащего к небольшой группе сандеманиан, в «Сторожевой башне» за 1 августа 1996 года.

Христианские собрание – святое и несовершенное

К сожалению, это именно так. Христианское собрание благословлено Богом и руководимо Христом, но при этом несовершенно и может совершать ошибки. Как такое возможно? Действительно, это довольно интересная тема, которой стоит посвятить отдельное исследование.

Ошибки руководства

Мы уже обсудили выше, что в первом веке действовал Руководящий совет в Иерусалиме, и все христиане получали от него организованное руководство. Как они должны были относиться к такому руководству? Поскольку они знали, что Совет назначен святым духом, они понимали, что Бог одобряет его деятельность. Впрочем, это не обязательно означает, что Совет всегда прав и никогда не ошибается. Нет, он вполне может ошибаться, по двум причинам: а) он состоит из несовершенных людей и б) Бог не дает понимание всех истин сразу. Это ясно видно из случая с Петром и Корнилием, когда Совету явно не хватало понимания ситуации, но мы видим, как святой дух Иеговы исправляет их:

«Услышали Апостолы и братия, бывшие в Иудее, что и язычники приняли слово Божие. И когда Петр пришел в Иерусалим, обрезанные упрекали его, говоря: ты ходил к людям необрезанным и ел с ними… Выслушав это, они успокоились и прославили Бога, говоря: видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь» (Деян. 11:3, 18).

Ситуация совершенно очевидна: Совет ошибается (!) и обнаруживает нехватку понимания в каком-то вопросе. Но, внимательно исследовал ситуацию и помолившись Иегове о руководстве, Совет приходит к правильному пониманию. Очевидно, что до этой ситуации недостаток понимания был не только у Совета, но и у всех христиан того времени. Поскольку между христианами царит единство, то ошибки Совета – это ошибки всех христиан; соответственно, чтобы дать своим служителям исправленное понимание, Иегове не нужно обращаться к каждому индивидуально, но достаточно исправить лишь Совет, и он уже донесет новое понимание до каждого христианина. Именно такой способ исправления ошибок является библейским. Иегова открывает истину через единый руководящий орган на земле, в противном случае это было бы не организованное поклонение, а индивидуальная магическая практика.

Френцизм совершает роковую ошибку – он везде и всегда настаивает на том, что руководящий орган служителей Бога должен быть абсолютно безошибочен и безупречен. Такой тезис просто не выдерживает критики в свете ни Нового, ни Ветхого Завета. Никогда во всей истории народа Бога не было ситуации, чтобы руководство этого народа обладало абсолютным и точнейшим знанием всех истин, и при этом его члены были безупречными людьми. Какой бы период мы не вспоминали – Ноя, Моисея, Давида, Соломона, раннего христианского собрания – ошибки и непонимания были всегда. Моисей совершил ошибку, за которую получил от Иеговы пожизненное наказание, но продолжил служить в качестве божественного представителя. Давид совершил смертельный грех, но был исправлен; более того, во времена Давида в руководстве Израиля происходили интриги, распри и даже убийства, но Иегова продолжал считать иудеев своим народом, а Давида благословлял как своего помазанного царя. Соломон десятилетиями нарушал целый ряд пунктов Моисеева закона, но благословение Бога продолжало пребывать на нем всю жизнь, и с последствиями столкнулись лишь его сыновья. Апостолы недопонимали массу учений Христа и ругались за «министерские портфели», но продолжали оставаться апостолами и имели святой дух исцелять и даже воскрешать! Среди апостолов довольно долго находился вор Иуда, о котором Иисус знал, но ничего не предпринимал для исправления ситуации. Руководящий совет первого века недопонимал вопрос о крещении язычников и обрезании, но в конце концов Иегова благословил их точным пониманием – в свое время, когда они были готовы к этому. И даже в тех случаях, когда Иегова поддерживал индивидуальные отношения со своими служителями (Авраам, Иов), их понимание было далеко от полноты и точности, что красноречиво показывает, например, книга Иова.

Благословение Бога не связано напрямую с безошибочностью его служителей, и результатом такого благословения не является безошибочное знание истин. Резюмируем эту чрезвычайно важную мысль:

Благословение Бога не связано напрямую с безошибочностью его служителей, и результатом такого благословения не является безошибочное знание истин

Ни один критик не сможет доказать обратное просто потому, что прецедентов для этого нет в библейской истории. То, что френцизм считает «неверными учениями», были лишь учениями, допускаемыми Богом на тот период времени.

Рассмотрим подробнее известный пример с крещением язычников. До 36-го года н. э. христианами могли стать только обрезанные последователи Моисеева закона. Это изменилось в 36-м году, когда Петр по прямому указанию свыше впервые крестил язычника – римского сотника Корнилия. Тогда этот поступок Петра вызвал немалые разногласия в среде христиан, в том числе в руководстве собранием. Однако вспомним: еще при своей земной жизни Иисус не раз говорил о том, что благая весть должна проповедоваться всем народам (Мат. 8:11; 28:19, 20); можно вспомнить и сообщения Еврейских Писаний, где говорилось о том же (Ис. 2:2; Зах. 9:10). У апостолов были все данные, позволяющие им крестить язычников с самого начала – с образования христианского собрания в Пятидесятницу 33-го года н. э. Почему они этого не делали? Им недоставало мудрости или понимания? Или у них не было святого духа? Нет, у них было все перечисленное. Однако с точки зрения современной критики ситуация выглядит довольно абсурдной: три года христиане не делают то, что Иисус явно повелел им делать – крестить все народы, и Руководящий совет ничего не предпринимает по этому поводу, игнорируя вопрос. Считалось, что проповедовать нужно только иудеям, и проповедь язычникам не одобрялась, что видно из того, как был раскритикован Петр за свой поступок. Более того, по некоторым данным, историческое решение об одобрении крещения язычников было вынесено только в 47-м году (Деян. 15:7–21). Таким образом, в итоге выходит, что христиане придерживались «неверного учения» целых три года, если не больше! Почему? Связь с Богом утеряна? Может быть, Совет потерял благословение Бога и превратился в группу отступников? Довольно несложно при желании раскритиковать действия (и бездействия) раннехристианского Совета с позиций современного френцизма.

Между тем гораздо логичнее заключить, что Бог просто допускал существование такого понимания на тот период времени. Очевидно, для этого важного шага еще не настало время, и пока оно не настало, святой дух просто не открывал апостолам глаза на эти истины. Соответственно, любой член собрания, который в то время хотел бы покрестить язычника, хотя формально и имел для этого библейские основания, на деле пытался бы опережать события, что было бы проявлением не любви, мудрости и смирения, но гордости и индивидуализма.

Этот библейский прецедент (а на самом деле есть и ряд других) позволяет понять одну важную истину: наделенность святым духом не означает безошибочности. Христиане могут ошибаться и в оценке событий, и в трактовке отдельных библейских стихов, и в каких-то этических вопросах. Главное – не терять искренности, плодов духа и занимать верную позицию в отношении главных истин. Если это есть, то есть и основания верить, что Бог увеличит свет истины в угодное ему время и поможет решить все имеющиеся проблемы.

В нашем случае мы видим, что суть френцизма такова, что вместе с критикой Свидетелей Иеговы он заодно критикует и все прочие христианские конфессии, а заодно и собрание христиан первого века. Почти все критики подходят к Свидетелям с двойными стандартами – скажем, они могут сетовать по поводу того, что многие Свидетели ждали Армагеддона в 1975-м году, но при этом они спокойно относятся к тому, что весь христианский мир ожидал его перед 1000-м и 1666-м годами. Негодуя по поводу преданности Свидетелей своему всемирному братству и Руководящему совету, критики умудряются обходить такую же преданность католиков по отношению к папе или православных – своим патриархам и синодам. Все это лишний раз показывает добросовестному исследователю, что многие выпады критиков при последовательном проведении будут направлены не столько на Свидетелей, сколько на любую организованную группу христиан. Вот почему в своей основе это критика сначала антихристианская, антибиблейская, и лишь потом антисвидетельская. По сути, френцизм вообще отрицает понятие организованного христианства, вообще любой христианской конфессии. Вместо этого френцизм предлагает атомарное христианство, где каждый христианин «один в поле воин». Удивительное понимание христианства!

Несовершенство руководства

Несовершенство членов Совета также означает, что между ними могут возникать трения, недомолвки, недоразумения и даже, теоретически, серьезные проблемы. Библия прямо повествует о том, что произошло между двумя высокопоставленными старейшинами первого века:

«По некотором времени Павел сказал Варнаве: пойдем опять, посетим братьев наших по всем городам, в которых мы проповедали слово Господне, как они живут. Варнава хотел взять с собою Иоанна, называемого Марком. Но Павел полагал не брать отставшего от них в Памфилии и не шедшего с ними на дело, на которое они были посланы. Отсюда произошло огорчение, так что они разлучились друг с другом; и Варнава, взяв Марка, отплыл в Кипр» (Деян. 15:36–39).

Согласно лексикону Стронга, слово, которое в Синодальном переводе передано как «огорчение», также переводится как «раздражение, ожесточение, озлобление».

Давайте вспомним другое недоразумение, сохраненный в Новом Завете, также затронувшее руководящие столпы собрания первого века – Петра, Павла и Варнаву:

«Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием» (Гал. 2:11–13).

Мы видим, что один апостол подвергается со стороны иудеев нареканию (осуждению, обвинению – Стронг), второй лицемерит, а третий порицает первых двух. Налицо недоразумения, разногласия, интриги и, как сказали бы сегодня, самый настоящий публичный скандал. При этом все трое, заметим, пребывают в благословении и святом духе Бога!

В конце концов, можно ли любые интриги и скандалы поставить в один ряд с теми, что иной раз происходили в руководстве народа Бога, например, во времена Давида, когда его придворные в прямом смысле слова вырезали друг друга – например, как в случае с Иоавом, который просто убивал всех, кто ему не нравился (2 Цар. 3:27)? Напомним лишь, что Иоав был правой рукой Давида, который, в свою очередь, был помазанным Иеговой царем Божьего народа. Любые современные «лжепророки» меркнут перед лицом такого вероломства – совершённого, заметим, в самом сердце организованного истинного поклонения.

Критики всегда делают большой акцент на демонстрации человеческих несовершенств и даже грехов членов современного Руководящего совета. Удивительно, что приходится доказывать и объяснять, чо несовершенства и грехи, вообще-то, существуют! Даже если Френц был прав в каких-то своих выводах относительно Руководящего совета, даже если в его ситуации действительно есть негативные моменты со стороны Совета – что ж, примем это за современное «ожесточение» и простим друг друга, как простили друг друга Павел и Варнава. Или мы умеем прощать только себя, но не готовы прощать ближних?

Свидетели Иеговы принимают руководство своего Руководящего совета не потому, что наивно полагают его членов безошибочными. Но они делают это потому, что доверяют их опыту и уверены в искренности и правильности их мотивов. Они всего лишь поступают в согласии с библейским требованием, вспомним его еще раз:

«Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно» (Евр. 13:17).

Свидетели хотят повиноваться своим наставникам и верят, что наставники не обманут их ожидания. Они верят, что в единстве с Советом (а на самом деле – в единстве друг с другом через Совет) они смогут приносить более полный плод веры, чем действуя индивидуально. Они верят, что на Совете покоится благословение (но не вдохновение!) Иеговы, и подтверждение этому благословению видят в удивительном успехе собрания за последние десятилетия. Поколебать эту веру не может один скандал с бывшим членом Совета, пусть даже громкий. Даже если старейшины действительно согрешили и были неправы, что с того? Это не может повлиять на позицию Свидетелей в вопросах веры. Позиция послушания является не близорукой и рабской, а реалистичной, мудрой и библейской. Послушание наставникам является тем механизмом, который служит единству. Несовершенство наставников не оправдывают непослушания им, зато дух гордости, который стоит за таким непослушанием, очень опасен.

«Кто же верный и благоразумный раб»?

Критики любят аргументировать в том духе, что никакая религиозная организация не вправе думать о себе, что она назначена Богом или что она является назначенным «верным и благоразумным рабом» из Матфея 24:45. Но это очень опасное мышление, потому что оно приводит к выводу, что благословения Бога для отдельного христианина или группы не существует в принципе. Ведь если отдельный христианин верит в то, что Бог присутствует в его жизни, благословляет его и помогает ему, то он должен верить и в то, что что Бог также присутствует, благословляет и помогает и его религиозной общине. Если мы отвергаем второе, то должны отвергнуть и первое – в этом случае мы получаем, что Бог никак не проявляется в жизни христианина, тогда и молитва оказывается бесполезной. Важно понимать, что если Бог благословляет члена конфессии (при условии, что он лояльный и последовательный ее приверженец), то Он благословляет и конфессию в целом. Одно невозможно без другого, это две стороны медали. Отрежьте одну сторону от другой, и вы создадите абсурдную религиозную модель, в которой Бог глух к любым проявлениям частной и групповой религиозной жизни.

Групповое – это не более чем продолжение частного. Если христианин верит, что Бог его благословляет (и может ли он быть хорошим христианином, не веря в это?), он точно так же должен верить, что Он благословляет его группу. Если Бог благословляет десять христиан по отдельности, то Он должен благословлять их и как группу. В конце концов, разве не об этом говорил Иисус:

«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мат. 18:20)?

Но раз это так, должны ли мы считать, что отдельный христианин должен быть безошибочен в толковании Библии? По той же самой логике, если Бог не защищает от ошибок отдельных служителей, он не защищает от этого и группу. Точно так же Бог не защищает своих служителей от болезней, страданий, грехов, несчастных случаев, преследований и других последствий грехопадения. Почему же мы должны считать, что Бог должен защитить их от заблуждений и ошибочных толкований? Бог не дает нам абсолютного здоровья – почему он должен дать нам абсолютную истину? Бог не защитит христианина от автокатастрофы – почему он должен защитить его от ошибки при толковании сложного стиха? Эта же логика в равной степени применима и к организованному собранию в целом. Бог благословляет собрание и пользуется им, но не наделяет его безупречностью. Наивно думать, что Бог будет ограждать своих служителей и свое собрание от любых ошибок. А также нелогично, нереалистично и нескромно.

Когда критики говорят, что никакая группа не вправе считать себя «верным и благоразумным рабом», это равносильно утверждению «никакая группа не вправе считать себя истинным христианством». Такая позиция не находит никакого обоснования в свете Писания. Библия не описывает другой модели существования христианского собрания, кроме собрания, благословленного Богом. Все христиане, о которых мы читаем на страницах Нового Завета, пребывали в уверенности, что стоят на пути истины, что являются собранием и домом Бога, что ходят в свете и призваны нести этот свет другим; этой уверенностью дышит каждая страница Нового Завета, ей пронизано каждое слово апостольских посланий. Христианство, которое не уверено, что оно христианство – это изобретение либерального двадцатого века с его скептицизмом, философским релятивизмом и гипертрофированной политкорректностью, и оно не имеет ничего общего с христианством первого века. Библия не оставляет места для скептицизма и релятивизма в духе «может быть, мы на верном пути, а может и нет; может быть, Бог нас благословляет, а может и нет». В таком мышлении нет христианства, это – агностицизм под маской христианства. Эта позиция не исключительно Свидетелей Иеговы, ее придерживаются все консервативные христианские конфессии.

Для отступников такая позиция очень удобна, потому что позволяет оправдать собственный моральный и канонический релятивизм, однако они не задумываются о том, что такой подход уничтожает христианство в корне. Почему? Да хотя бы потому, что делает невозможной проповедь: действительно, как проповедовать, если я не уверен в истинности своей проповеди – в том, что я представляю истину и, следовательно, ее Источник?

Библия не описывает другой модели христианского собрания, кроме собрания, благословленного Богом

Вот почему любая конфессия, если она хочет последовательно существовать в рамках новозаветной модели христианства, просто «вынуждена» считать себя истинной. А также святой, избранной, благословленной Богом, «верной и благоразумной» – все это не более чем синонимы. У нее нет другого библейского образца, другого библейского прецедента. Каждая христианская конфессия – каждая! – должна считать, что ей руководит Бог и в ней присутствует его святой дух. Это такое же неотъемлемое учение Нового Завета, как требование любить ближнего. Если конфессия этого не понимает, значит, она в погоне за политкорректностью и ложно понимаемой скромностью отбрасывает важное библейское учение. Если конфессия не учит, что ей руководит Бог, то горе ей! Это значит, что все, что в ней происходит – от людей, и она с этим согласна. Она не просит Бога о руководстве и благословении, не воздает ему хвалу за свои успехи, не благодарит его за присутствие на своих собраниях. Это уже не христианство, потому что христианство – это всегда присутствие Бога в жизни людей.

И что же такое этот свидетельский «верный и благоразумный раб»? Не более чем элемент богословского словаря, своего рода технический термин, обозначающий руководителей христианского собрания. Каждая конфессия имеет право на собственную терминологию; у православной церкови это «священноначалие», у католиков – «святейший престол Петра», у пятидесятников есть разнообразные «советы апостолов» и т. д. А у Свидетелей это «верный и благоразумный раб» – чем этот термин хуже других? В конце концов, он взят из Библии, в отличие от православного и католического аналога. Отступники создают бурю в стакане воды, просто придираясь к терминам. Но что гораздо более опасно, это то что огонь ведется не столько по Свидетелям Иеговы, сколько по христианству и Библии. Ведь когда отступники отказывают группе верующих (любой группе, не обязательно СИ) в праве быть благословленной Богом, они автоматически отказывают в этом и всем верующим по отдельности, включая самих себя.

У кого же истина?

Ни Исследователи Библии, ни Свидетели Иеговы никогда не считали, что они напрямую вдохновлены Богом. Чарльз Рассел неоднократно говорил, что не считает себя пророком, вдохновляемым Богом, как, скажем, это делала его современница адвентистка Елена Уайт. Ни в одной публикации Исследователей-Свидетелей не найти подобного утверждения. Свидетели считают, что после окончания апостольской эры для существования христианского собрания больше не требуется прямое вдохновление духа – а раз так, то теоретически ошибки возможны.

Кстати, и в апостольскую эпоху прямое вдохновение святым духом проявлялось не всегда – например, с одной стороны, оно явно проявилось в предсмертной речи Стефана (Деян. 7) вплоть до ниспослания видения, что сделало Стефана типичным пророком, подобным Даниилу; с другой стороны, прямое действие святого духа никак не обнаруживается в программной речи Петра на совещании Руководящего совета (Деян. 15). Фраза «угодно Святому Духу» из 28-го стиха является скорее элементом своего рода христианского юридического языка, чем указание на озарение Петра свыше. Однако вряд ли можно сомневаться, что святой дух присутствовал с апостолами в первом веке – в том числе и тогда, когда им не хватало понимания или зрелости, что мы рассмотрели выше. Как? Главным образом в форме благословения, поддержки, укрепления, но не обязательно прямого вдохновления.

Если подходить к ситуации в таком ключе, то можно увидеть, что святой дух вполне мог проявляться во все века после апостольской эры, и при этом совершенно не обязательно в форме прямого вдохновления. Свидетели Иеговы всегда верили, что на протяжении всей двухтысячелетней истории христианства существовали отдельные помазанные христиане, что вовсе не обязательно означало, что они обладали тем ярким светом истины, который доступен сегодня. Ранний период истории самих Свидетелей органично иллюстрирует это понимание. Иными словами, если современные свидетели Иеговы продолжают дело ранних исследователей Библии, исследователи Библии – адвентистов, адвентисты, допустим – сандеманиан, сандеманиане – гуситов, а гуситы – лоллардов или, скажем, вальденсов, то это не должно автоматически пониматься так, что все эти группы обладали одинаковым пониманием и исповедовали один и тот же набор положений. Скорее, свет истины постепенно увеличивался в потоке времени на протяжении этой цепочки. Но при этом все эти группы могли быть истинными христианами (и истинным «верным и благоразумным рабом») в своих эпохах, неся свет Евангелия и Царства своим современникам в той мере, в какой он был доступен их пониманию на тот момент.

Вот почему, когда Свидетели Иеговы верят, что Бог благословлял в чем-то «неверных» Рассела или, скажем, Тиндаля и Гуса, это всего лишь значит, что промысел Бога в то время состоял в том, чтобы использовать этих людей – в том числе и для последующего увеличения света истины. Так и сегодня Свидетели Иеговы доверяют своему Руководящему совету не потому, что убеждены в его безупречности и безошибочности, но потому, что верят, что с ним пребывает благословение Бога. Точно так же, как это происходит во всех других конфессиях.

Критики отказываются принимать эти простые и ясные доводы, потому что делают акцент на особой дискретной модели: истина есть – истины нет. Любое недопонимание или неточное толкование сразу толкуется в пользу второго вывода – истины нет. Но такая модель – изобретение критиков, а не Свидетелей. И при таком подходе, увы, следует заключить, что истины никогда не было ни у одного из боговдохновенных авторов Писания.

Что делать с доктринальными изменениями?

Критики любят указывать на разнообразные изменения учений, но не могут указать ни на одну другую религиозную группу, где не было таких изменений. Вся история католической и православной церквей – это история кризисов и реформ, проводимых на соборах. Вспомним самый последний пример, когда в 2007 г. Папа Римский отменил учение о лимбе – особого места в чистилище. Должны ли миллионы добропорядочных католиков сокрушаться по тому поводу, что они веками ошибались вместе с Римом? Да вовсе нет. Ранняя история протестантизма тоже знает периоды, когда протестантские лидеры меняли трактовки и смещали акценты чуть ли не каждый день. Лютер с Меланхтоном, Цвингли и Кальвином всю жизнь занимались разработкой доктрины.

Доктринальные и толковательные корректировки – рядовое явление в любой организованной группе, и не нужно делать из нее трагедию. Что нужно делать, так это различать между ключевыми, фундаментальными вероучениями и второстепенными положениями, и тем более трактовками (и акцентами при трактовке) отдельных стихов. В ключевых учениях Свидетели-Исследователи никогда не меняли свои взгляды. Что же касается более мелких интерпретаций – нюансы пророчеств, последовательность развития событий, тонкости толкования книги Откровения – изменения были и наверняка еще будут. Тем более это касается акцентов при трактовке стихов, которые могут меняться по множеству причин: новая оценка исторического контекста, улучшение понимания языка оригинала и т. д. Не надо считать, что трактовка всех стихов Библии есть нечто раз и навсегда зафиксированное, зацементированное. Напротив, постоянное совершенствование, «доводка» трактовок – это позитивный факт, поскольку говорит об открытости для новых данных и желании учиться.

Вспомним и тот известный факт, что в крупных течениях протестантизма вообще нет строгой и однозначной трактовки каждого библейского стиха. В каком-то комментарии какого-то автора могут присутствовать акценты и нюансы, которых нет в другом комментарии другого автора. Порой один автор прямо противоречит другому. И почему-то никто в протестантском мире не бьет тревогу по этому поводу. В православии и католицизме тоже довольно громоздкие и не всегда однозначные катехизисы. Но когда оказывается, что Свидетели в разное время по-разному интерпретировали какой-либо библейский эпизод или даже одну фразу, отступники и критики тут же поднимают бурю. Бурю в стакане воды.

Давайте будем честными: любая религиозная организация, существующая на протяжении десятилетий (не говоря уже о веках), будет неизменно вносить корректировки в свою догматику. Избежать этого нельзя, да и не имеет смысла: меняется историческая ситуация, приходят новые люди, возникают новые богословские труды, появляются новые исследования в области библеистики, древних языков, истории и т. д. Требовать от конфессии вечного и неизменного суперкатехизиса по всем библейским стихам от Бытия до Откровения – бессмысленный и наивный идеализм, не служащий задачам практического христианства. Главная задача, как уже было сказано, не в том, чтобы корректировок не было вообще, а в том, чтобы они не затрагивали фундаментальных положений конфессии, определяющих ее облик и специфику.

Библия или «организация»?

Критики очень любят распространяться по поводу того, что «Общество» или «организация» под учениями Библии понимает собственные учения. Иными словами, говоря «Библия учит», Свидетели Иеговы понимают «Общество учит» (о неправильности использования термина «Общество» в таком контексте мы уже писали). В среде отступников очень популярны истории о том, как какой-нибудь мужественный и любящий истину Свидетель Иеговы, узнав о том, что его принуждают верить не Библии, а «Обществу», смело подписывал заявление об отречении. Увы, этот наивный, бесконечно наивный идеализм – как он выдает полное непонимание критиками практических задач, стоящих перед христианством!

Рассмотрим еще раз уже приводившийся эпизод из Деяний. Попробуем смоделировать ситуацию. «Общество» первого века (иерусалимский совет) объявляет собраниям о каком-то важном решении – например, уточнении понимания, как в 15-й главе. Как рядовые члены собраний должны относиться к такому руководству? Даже, более точно, как исходящему от кого они должны были к нему относиться? От Бога или «Общества»? Верный, лояльный христианин должен был относиться к решениям Совета как к полученным от Бога, не правда ли? Но ведь это и есть то, что делают Свидетели Иеговы сегодня! Вот почему важно понимать, что если бы современные критики жили в первом веке, они точно так же писали бы бурные возмущенные статьи о том, что апостолы выдают собственные учения за учения Бога, а несчастные христиане находятся под их полным тоталитарным контролем, потому что следуют их посланиям и энцикликам. Но ведь сообщение 15-й и 16-й глав Деяний – это прецедент того, как христианское собрание управлялось в первом веке. Не логично ли, что и сегодня оно должно управляться так же?

Опыт Реформации

Науке давно и хорошо известно, что любая христианская организация понимает под «учениями Библии» только то, что присуще ей, этой самой организации; то, что записано в ее символах веры, ее исповеданиях и катехизисах. Так, православная церковь считает, что учение Библии – это поклоняться иконам и святым, а некоторые епископальные деноминации убеждены, что учения Библии – это женское священство и одобрение гомосексуализма. Если смотреть на ситуацию изнутри деноминации, то границы между учениями Библии и учениями этой деноминации, действительно, нет. Френцизм же снова пытается показать эту проблему как присущую исключительно Свидетелям Иеговы. При этом он предлагает романтическое, но неосуществимое на практике решение – полное удаление любых конфессиональных исповеданий, интерпретаций и объяснений, и принятие Библии «в чистом виде», такой, какая она есть. Это, увы, невозможно в современных условиях, сильно отличающихся от условий первого века.

Понять, почему это невозможно, помогает история Реформации. В начальном периоде своей деятельности вдохновитель и титан Реформации Мартин Лютер был романтиком, подобным современным френцистам. Он выступал за то, что папа и Церковь не имеют права брать власть над верой других, и каждый христианин сам волен трактовать Библию так, как сочтет нужным. Швейцарский реформатор Ульрих Цвингли также с жаром учил, что не нужны никакие буллы и энциклики, достаточно лишь Библии и руководства Духа. Так родился знаменитый тезис «Sola Scriptura» – «одно Писание». При этом реформаторы рассчитывали, что таким образом удастся убить всех зайцев – и освободиться от тирании Рима (и вообще любой тирании), и прийти к единству веры христиан на основе их частного индивидуального изучения Библии.

Этого не произошло, и реформаторы постепенно из теоретиков-романтиков превратились в реалистов-практиков. Они быстро поняли, что если отказаться от формально закрепленного исповедания, очень быстро от единства между христианами не останется и следа. Ведь, как известно, сколько людей, столько и мнений, а думать, что тобой руководит святой дух, хочется всем. Так в протестантизме появились свои документы, символы, уложения и исповедания – списки тезисов, под которыми все члены конфессии должны либо подписаться, либо, как говорится, освободить помещение. Так появилось объединенное реформаторское Аугсбургское исповедание, Шлейтгемское исповедание анабаптистов, Большой катехизис Лютера, несколько версий кальвинистских катехизисов – в этих и других подобных документах письменно закреплялись положения той или иной религиозноый группы. Поэтому, скажем, в лютеранстве Аугсбургское исповедание – это и есть учение Библии, и наоборот. Принцип «Sola Scriptura» оказался абсолютно нежизнеспособным. Более того, позже другой реформатор, Кальвин перешел к тому, что стал даже казнить тех, кто отвергал его, Кальвина, исповедальные положения, которые требовалось принять за учения Библии. Аналогичную роль в Католической и Православной церквях играют официальные документы вселенских соборов, а для Свидетелей Иеговы это их литература, в основном энциклопедия «Понимание Писаний» и периодический орган «Сторожевая башня».

Да, с какой-то точки зрения очень заманчиво верить, что возможно такое христианство, где святой дух индивидуально открывает каждому христианину полное и точное понимание всех библейских текстов, так что необходимость и в центральном руководящем органе, и в единой исповедальной платформе отпадает. Очень хочется верить, что с тобой говорит святой дух, и, стало быть, никто из людей тебе не указ. Но существует ли хоть одна группа, где реализовался такой идеал? Ни один критик не показал ее. Увы, такие взгляды можно охарактеризовать как утопический идеализм, а их искренние носители просто никогда не занимались организацией христианских общин на практическом уровне. Им стоит лишь пожелать спуститься с небес на землю. Нет, никто не отрицает тезис о руководстве Духа – дело в другом. Во-первых, нельзя утверждать, что руководство Духа полностью отменяет необходимость в общей исповедальной платформе; во-вторых, как именно проявляется это руководство? На личном или групповом уровне? Если на личном, и Дух говорит лично с каждым, то почему даже в первом веке, в эталонную эпоху христианства, существовал формальный руководящий орган, который рассылал указания по собраниям? Почему Дух не говорил лично каждому христианину, как поступать и во что верить?

Необходимость общей исповедальной платформы

К сожалению или к счастью, но существование любой организованной группы верующих невозможно без того, чтобы четко сформулировать, во что верят внутри этой группы – что является догматически приемлемым, а что нет. И, конечно же, это правильно, поскольку группа потому и группа, что внутри нее существует единомыслие в понимании того, что считается учением Библии, а что – ересью и лжеучением. Это факт, данность, обойти которую невозможно. Любые попытки объединиться с единоверцами без письменно зафиксированной исповедальной платформы утопичны и обречены на провал. Причем эта исповедальная платформа и понимается как то, чему учит Библия – а чем же еще, извините, ее понимать? Если ты хочешь присоединиться к католикам, ты должен верить, что учение католиков – это учение Библии. Чтобы присоединиться к средневековым лоллардам, нужно было разделять их взгляды на то, что Уильям Тиндаль находился к истине ближе всех своих современников. Чтобы стать православным, нужно верить в то, что именно православные лучше других понимают Библию – то есть, иначе говоря, верить, что их учения – это и есть учения Библии. При этом необходимо проявлять смирение и во многих частных и второстепенных вопросах идти на компромисс, не настаивая на собственной правоте, что мы уже обсудили выше. В чем здесь специфика Свидетелей Иеговы? Абсолютно ни в чем!

Cуществование любой организованной группы верующих невозможно без того, чтобы четко сформулировать, во что верят внутри этой группы – что является догматически приемлемым, а что нет

Правда, в современных ультралиберальных неконфессиональных группах делаются попытки уйти от фиксации доктрины, но здравомыслящим христианам ясно, что в таких группах христианство давно выветрилось.

Критики не говорят нам в этом отношении ничего нового. Они лишь констатируют тот всем известный факт, что учение Библии по-разному интерпретировано и зафиксировано в разных конфессиях – проблема, решить которую вызвался экуменизм, правда, пока безуспешно. Как обычно, критики сообщают давно известные факты, но делают это в привычном для себя шумном стиле. Мы же умерим громкость шума и поставим их самих перед простым фактом: если кто-нибудь из вас, будь-то Френц или другие, вознамерится создать собственную религиозную общину, даже состоящую только из вас самих и вашей семьи, то рано или поздно вы придете к тому же, к чему пришли все реформаторы – к фиксации положений вашей доктрины и признанию тождества между ними и «учениями Библии». Следующим логичным шагом, конечно же, будет исключение из общины за отрицание «учений Библии», то есть учений вашей группы. Если вы не будете исключать за нарушение единомыслия, то ваша группа очень скоро потеряет всякое единство и превратится в либеральный кружок индивидуалистов с женщинами-лесбиянками на ключевых должностях. Если же вы вообще откажетесь фиксировать свои вероучения и позволите каждому руководствоваться в изучении Библии «совестью»… то вы придете к тому же самому. Вот и весь выбор.

На самом деле, Свидетели Иеговы отличаются от своих критиков тем, что они стремятся уравновешивать исполнение библейских требований с теми практическими проблемами, которые нужно решать на земном, человеческом уровне, имея дело с человеческими слабостями и ограничениями. Только так можно построить жизнеспособное христианство здесь, на пока еще грешной земле, а не в той сфере воздушных замков, которые создают для себя критики. И Библия дает именно такое руководство – практичное, конкретное, реализуемое в несовершенных человеческих условиях. Она учит, как находить правильный баланс между личным исследованием Библии и групповым единством, между послушанием святому духу и послушанием старейшинам. Ни один из этих тезисов нельзя абсолютизировать, доводить до крайности так, что он опрокинет всю систему, что предлагают критики со своим наивным ура-утопизмом. Критики хотят вывести на первый план какой-то один критерий – например индивидуальное исследование Библии – и напрочь забывыть обо всех остальных, не менее важных. Но так не бывает. Такой подход может быть заманчивым, но он нежизнеспособен.

Очень хотелось бы, чтобы критики хотя бы попробовали осознать всю грандиозность задачи – сохранять единство в группе, состоящей из миллионов людей разных культур, уровней образования, социального положения, живущих во всех концах земли. Задача неимоверно сложна, архисложна, но и архиважна, поскольку единство является обязательным требованием, чтобы поклонение было угодно Богу. Мы предложим критикам конкретную задачу – предложить эффективный механизм, позволяющий сохранять единство вероучения внутри многомиллионного христианского братства без общей исповедальной платформы и без единого управляющего органа, который будет обеспечивать сохранность этой платформы с помощью жестких вертикальных и горизонтальных связей. К решению проблемы в рамках своего утопического идеализма они прийти не смогут, но зато это научит их не только критиковать, но и предлагать конструктивные, реализуемые альтернативы.

Собрание Бога – для чего?

После приведенных аргументов критики могут воскликнуть: как так, а зачем тогда вообще собрание Бога, если оно несовершенно и не владеет всей истиной? Мы ответим вопросом на вопрос: а почему вы относитесь к собранию как к супермаркету, куда идут, чтобы получить что-то для себя, и, не находя, разочаровываются и уходят? Разве цель существование собрания – безошибочное толкование Слова Бога? Разве Бог создал на земле свой народ, чтобы он служил механизмом для ответа на все вопросы, эдаким дельфийским оракулом? Разве, в конце концов, критерий спасения – владение всей истиной? Мы не найдем в Библии положительный ответ ни на один из этих вопросов. А что мы найдем?

Праведность и воля Бога

Давайте вспомним библейские тексты, описывающие условия спасения:

«И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1 Иоан. 2:17).

«Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня...» (Мат. 25:34, 35).

«Если так все это разрушится, то какими должно быть в святой жизни и благочестии вам, ожидающим и желающим пришествия дня Божия» (2 Пет. 3:11, 12).

«Делающие зло истребятся, уповающие же на Господа наследуют землю... А кроткие наследуют землю и насладятся множеством мира» (Пс. 36:9, 11).

«Это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца» (Откр. 7:14).

Снова и снова мы читаем в Библии, что условием для спасения является кротость, праведность, исполнение воли Бога, вера в Мессию и Его жертвенную кровь и т. д., но нигде мы не прочитаем о том, что таким условием является идеальное понимание всех вопросов и умение безошобочно толковать Писание.

Средство спасения

Давайте вспомним, что всегда, когда Иегова спасал своих служителей, он делал это организованным образом. Ной и его семья вместе вошли в ковчег под личным руководством Бога. Лота с семьей из Содома вывели ангелы. Моисей под руководством Иеговы организованно вывел евреев из Египта, после чего они так же организованно под руководством уже Иисуса Навина овладели Палестиной. Из Вавилона евреи вернулись и отстроили храм под руководством Зоровавеля, Ездры и Неемии. Новый Завет не описывает, как христиане спаслись при уничтожении Иерусалима в 70 г. н. э., но судя по тому что в этом городе действовало процветающее и сплоченное собрание (Деян. 4:32), вряд ли каждый христианин решил покинуть город по личной инициативе. Снова и снова мы видим, что всякий раз, когда Бог действует на благо своих служителей как Спаситель, он одновременно действует и как Организатор, давая своему народу руководство либо лично, либо через ангелов, либо через назначенных земных служителей. С другой стороны, у нас нет ни одного прецедента, чтобы при божественном суде поклонники Иеговы спаслись разрозненно и в частном порядке.

Точно так же логично предположить, что и заключительный день гнева Бога не станет исключением. Об этом говорит и пророческая картина из Откровения 7:9, 10, где «пришедшие от великой скорби» предстают как группа, как единое целое: все они стоят перед престолом, облечены в одинаковые белые одежды, поют одну песнь и держат в руках один и тот же предмет – пальмовую ветвь.

Все это приводит нас к ясному выводу: в День суда Иегова спасет не отдельных служителей, в лучшем случае ссорящихся друг с другом по пустякам и второстепенным толкованиям, в худшем – вообще не подозревающим о существовании друг друга. Это не образ действий Иеговы, который не есть «Бог неустройства» (1 Кор. 14:33). С библейским контекстом гораздо лучше согласуется представление о том, что Бог приведет «в новую землю» христиан как единый народ, и организационным средством для этого станет христианское собрание последних дней. И это также одна из важных функций собрания.

Учение и плоды

Да, искажать учение и вносить человеческие домыслы в Слово Бога недопустимо – но где та грань при толковании Слова, за которой заканчивается допустимое человеческое несовершенство и начинается осознанный грех против Бога? Как узнать, приемлема ли для Бога та степень понимания истины, которой мы достигли? Мы не можем знать этого наверняка – определить это может только Бог. Но зато мы можем узнать его решение и его отношение к своему собранию. Для этого существует следующее руководящее указание:

«Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. Итак по плодам их узнаете их» (Мат. 7:18–20).

Только увидев, что мы перестали приносить добрый плод праведности, мы можем понять, что Бог отнял от нас свой святой дух и мы больше не его народ, в том числе и из-за неверности учению Библии.

Но мы, хоть это и не нравится отступникам, действительно видим плоды святого духа в своей среде. Наша проповедническая работа – беспрецедентное по организованности и размаху мероприятие, не имеющее аналогов в истории. Наш перевод Библии – самый распространенный перевод в мире, а наша литература обладает самыми высокими тиражами. Наши ежегодные конгрессы служат мощным свидетельством о жизнеспособности христианства как объединяющего морального идеала, разбивающего все границы. Наше международное единство служит эталоном солидарности и сплоченности в мире, где христианство выродилось до мелких враждующих группировок. Наша организационная, образовательная и миссионерская эффективность превышает эффективность католического ордена иезуитов, который традиционно считается эталоном организационной эффекивности. Наше умение решать социальные, расовые, семейные, психологические и многие другие проблемы удивляет мирских специалистов. У нас отличные современные типографии, печатающие отличную литературу, которая знакомит с разносторонней информацией о мире, побуждает к духовным делам, глубоко разбирает библейские вопросы. У нас прекрасные залы, которые высоко оценены за чистоту и образцовый порядок. Наши филиалы и комплексы имеют награды от правительств за образцовую организацию труда (например награда в Великобритании). У нас превосходные гуманитарные службы, которые во время стихийных бедствий оперативно доставляют гуманитарную помощь по всему миру, которым безоговорочно доверяют правительственные агентства (например американская FEMA). У нас замечательные образовательные центры, посылающие ревностных и обученных проповедников во все края земли. Наши медицинские конференции и музеи Холокоста в Европе с благодарностью оценены научной общественностью. Все это нравится не только нам, но и посторонним людям.

Если все это – не плоды святого духа, тогда в чем они? Если мы лишены плодов, то тогда пусть нам покажут христианскую группу, где они есть, и где их нельзя будет спародировать и заменить на негативные синонимы. И только после этого мы будем вести разговор о тонкостях пророчеств из Даниила и Откровения и семантических нюансах термина «архангел». Потому что только по плодам можно определить, имеем ли мы как группа благосклонность Творца. Другого способа просто не существует. И пока вы видим, что у нас есть плоды, мы заключаем, что наша искренность при толковании Библии благословляется, наше человеческое несовершенство прощено, а ошибки либо удалены, либо непринципиальны.

Приоритеты

Итак, изложенная в Библии воля Бога состоит в том, чтобы христианское собрание освящало его имя, приносило плоды праведности и служило средством для спасения. Можно привести и другие причины, почему необходимо собрание: взаимопомощь, обучение, проведение крещения, координация усилий в проповеди и т. д. Но мы не найдем в Библии убедительных доводов о том, что христианское собрание служит рупором абсолютной Истины и безупречного толкования каждого библейского стиха.

Мы не можем требовать от христианского собрания «истины здесь и сейчас». Такой утилитарный подход к христианству пронизан эгоизмом, он воспитывает христиан-потребителей, которые приходят в собрание Бога, чтобы что-то получить, причем все и сразу. Такие христиане хотят получить абсолютный Сертификат Знания и, получив его, наслаждаться ощущением, что для тебя не осталось ничего скрытого во вселенной. Неудивительно, что, не получив ожидаемого, но напротив, увидев в собрании христиан человеческие ограничения, несовершенство и способность ошибаться, такие христиане-потребители разочаровываются и уходят. Куда уходят? Продолжать свои поиски. Многие, вместо того чтобы избавиться от подросткового идеализма, продолжают строить воздушные замки и искать в них свою Абсолютную Истину, и эти замки вместе с утешением и эмоциональной поддержкой они находят в трудах других, более талантливых идеалистов, таких как Френц.

Но подростковый идеализм, как и многие другие издержки молодости, излечимы. Чтобы излечиться от него, нужно для начала отказаться от потребительского подхода и правильно расставить приоритеты в наших отношениях с Богом. Понять, что в первую очередь мы должны ему наше послушание и любовь, и лишь потом он должен что-то нам – например ответы на наши вопросы. Он может их дать, а может и не дать, если на то будет его воля. Но пока народ Бога предан служению ему и пока он хранит плоды его духа, Бог будет называть этот народ Своим, даже не давая ему всех ответов и позволяя ошибаться в частностях.

Конечно, Слово Бога просвещает, вразумляет и дает смысл жизни, но при этом Библия – не энциклопедия «Тысяча вопросов и ответов», и святой дух – это не тот дух, которого вызывают тарелочкой, чтобы погадать. На какие-то вопросы можно дать лишь гипотетичный ответ, на какие-то ответ будет дан в будущем, а на какие-то – не будет дан никогда. И, признаем это, на какие-то вопросы были даны ошибочные ответы; очень возможно, и даже наверняка, что в современной догматике СИ по-прежнему содержится ряд ошибочных толкований отдельных узких мест. Но пока они являются частностями и не препятствуют исполнению воли Бога, пока Бог продолжает являть свое одобрение и давать свой дух, нет никакого смысла концентрироваться на этих частностях и создавать из них проблему для себя и окружающих, и уж тем более осуждать кого-то за «лжепророчества».

Кореизм

Мы уже говорили, что индивидуальное поклонение или френцизм – явление не новое в истории христианского мира. Не новое оно и для истории библейской. Ветхий Завет сохранил для нас его точный исторический аналог в лице партии Корея, которая восстала против Моисея с аргументами, один в один совпадающими с аргументами современных критиков:

«И собрались против Моисея и Аарона и сказали им: полно вам; все общество, все святы, и среди их Господь! почему же вы ставите себя выше народа Господня?» (Исх. 16:3).

Обратим внимание на общие тезисы обоих явлений – как «кореизма», так и френцизма:

1) Иегова не пользуется никакой организацией;

2) нужно и можно поклоняться Богу индивидуально;

3) собрания и организационные формы служат лишь контролю над людьми и должны отвергаться;

4) каждый служитель Бога может трактовать поклонение ему так, как сам считает правильным.

Можно не сомневаться, что Корей собрал множество «доказательств» ошибочности руководства Моисея; совершенно точно, что если бы в то время существовали современные технологии, Корей подготовил бы увесистый сборник свидетельств и фотокопий, подтверждающих свою правоту и неправоту Моисея. Корей не просто казался убедительным, он действительно был убедительным, его доводы были очень вескими, а улики против Моисея, казалось, просто не оставляли последнему никаких шансов на оправдание. Однако те евреи, которые пошли за ним, совершили две серьезных ошибки: во-первых, они позволили глубоко проникнуть в сердце духу независимости; во-вторых, они руководствовались доводами только одной стороны, совершенно упустив из виду «версию» Моисея.

Обратим внимание, что Корей вовсе не говорит о том, что ему не нравится Моисей и его руководство. Вовсе нет. Партия Корея выдвигает рациональную, разумную платформу, основанную на вполне убедительных аргументах. Действительно, Бог находится со всем обществом, каждый израильтянин пребывает в Его благословении; так зачем же нужно централизованное руководство? Это сейчас мы знаем, что Кореем двигала одна лишь гордость и ничего кроме нее; но в то время многие израильтяне были впечатлены и убеждены доводами Корея, которые выглядели более чем разумно. Как Иегова отнесся к этим тезисам, к этой системе взглядов и к духу, стоящему за ней? Итог нам известен:

«Разверзла земля уста свои, и поглотила их и домы их, и всех людей Кореевых и все имущество» (Чис. 16:32).

Не должны ли мы быть благодарны Иегове за то, что он записал для нас этот впечатляющий урок? И не должны ли мы быть осторожны, чтобы не стать современными кореями, увлекшись идеями волков в овечьих шкурах?

Атака фактов

Нам иногда говорят: но ведь Френц приводит конкретные факты, конкретные документы, разоблачающие то-то и то-то. Мы уже затрагивали в этой статье некоторые подобные «факты», но сейчас хотим обратим внимание на другую сторону этой проблемы. Проведите небольшой эксперимент: отвлекитесь от отступников и сектоведов, почитайте известный антихристианский труд 2-го века «Правдивое слово» римского автора Цельса или вообще пропаганду атеизма (например Ричарда Докинза). Заметьте – масса фактов. У вас возник внутренний дискомфорт? Вы впали в депрессию? В вас зародились сомнения? Значит, видимо, дело не в фактах. Скорее всего, либо ваши жизненные ценности недостаточно глубоко вами продуманы и осознаны, либо вы слишком внушаемы. Соответственно, вам нужно еще раз переосмыслить, что для вас в этой жизни важно, а что нет, и научиться защищать свои ценности от всевозможных атак, в том числе «атак фактов».

Было бы наивно думать, что если христианское собрание руководимо Богом, то никто в мире не сможет выдвинуть против него документально подкрепленные обвинения. И тем более это касается истинного народа Бога, против которого действует Сатана – самый выдающийся мастер компромата во Вселенной (Иоан. 8:44). Он собрал «компромат» даже на Иегову, и это были, в общем-то, «факты» (Быт. 3:4, 5; стих 4 – ложь, но 5 – факт). Любой факт, поданный с предвзятой и субъективной позиции, превращается в антифакт – ложь. Хотя Сатана соблазнил Еву, ловко оперируя фактами, Иисус позже назвал Сатану лжецом и отцом лжи. Это очень важный урок для всех нас.

На любую крупную организацию, не обязательно религиозную, можно гарантированно собрать массу негативных фактов. У каждой христианской конфессии есть свои Френцы, свои бывшие обиженные члены, свои сенсационные разоблачения и свое копание в грязном белье. Как вы думаете, сколько всевозможных фактов можно набрать на Римско-католическую церковь? А Русскую православную? (Вот пример.) Многочисленные сборники компромата, которые отступники устраивают на своих сайтах, разработки антикультистов и профессиональных церковных апологетов, автобиографии, негативные новости и т. п. – говорят лишь о том, что не всем в мире нравятся Свидетели Иеговы. И это совершенно нормально. Многие люди занимаются этим профессионально. Чем больше группа, тем больше компромата можно найти при соответствующем желании. Однако юристам прекрасно известно, что любой факт всегда интерпретируется и преподносится таким образом, чтобы поддержать интересы той стороны, которая приводит этот факт. Если бы факты обладали абсолютной объективностью, не было бы нужды в непомерно сложных судебных системах. Сложные системы из фактов могут казаться убедительными втройне, но опытный адвокат всегда знает, что за этой системой стоит вполне конкретная цель – получить нужный вердикт.

Факты – вещь очень интересная. Еще древние философы знали, что возможно построить систему фактов, доказывающих два взаимоисключающих мнения. Этому есть множество примеров. Вы никогда не читали в Интернете отзывы о гостиницах, ресторанах и т. д.? Два человека, побывавшие в одном месте практически в одно и то же время, могут описывать его совершенно противоположно и доказывать свою точку зрения фактами. В судах обвинение и защита часто приводят одинаково убедительные доказательства и виновности, и невиносности подсудимого. Израиль доказывает, что палестинские арабы не являются нацией – сами палестинцы доказывают обратное. Противники Холокоста доказывают фактами, что Холокоста не было. Попробуйте однозначно выяснить с помощью Интернета, был ли массовый геноцид евреев в Германии или не был – вы увидите, что ничего не получится. Обе стороны оперируют фактами: документами, воспоминаниями очевидцев, научной экспертизой и т. д. То же самое касается турецкого геноцида армян. Историк Фоменко «доказал» фактами, что вся традиционная история неправильно сдвинута на целые тысячелетия (некоторые Свидетели Иеговы умудрились преткнуться и на этом). Идеологи нацизма в свое время отлично «доказали», что евреи – люди второго сорта, биологически неполноценные, вообще не совсем люди. И вся Германия верила им много лет. Заметим, на эту тему были изданы настоящие университетские научные труды, а не просто пара книжек автора-энтузиаста. Во всех упомянутых случаях приводились веские доводы, достоверные цитаты, подлинные копии документов. Проблема фактов и их интерпретаций настолько сложна, что недавно в России был даже утвержден комитет для борьбы с «фальсификациями истории». Чем он будет заниматься, несложно догадаться – поиском нужных фактов и их интерпретацией в нужную сторону.

Ни один факт в мире не существует сам по себе, факт всегда связан с системой исходных предпосылок и отношением автора к описываемым явлениям, которое по определению субъективно. Поэтому проблема интерпретации фактов никогда не будет решена, по крайней мере в этой системе вещей. Известная народная мудрость «у каждого своя правда» тонко подмечает гносеологическую истину о невозможности установления объективной истины строго научным способом. Стоит ли поэтому судить о действительности по одной точке зрения, которая оперирует одними и теми же фактами и одинаково их комментирует? Если взять три точки зрения о СИ: френцистов (крайне негативная), религиоведов (нейтральная) и самих СИ (крайне позитивная), то может оказаться, что все они одинаково хорошо подкреплены фактами. Как же быть? Просто сделать выбор между разными фактами, определиться с личными предпочтениями. Или выбрать что-то среднеарифметическое между тремя позициями. Другого выбора просто нет.

Иногда приходится выбирать между разными фактами

А чтобы это сделать, нужно уметь спокойно, со здоровым скепсисом относиться к любым фактам. Это касается не только Свидетелей Иеговы, но любой христианской конфессии. Католики должны уметь спокойно читать о крестовых походах и инквизиции, православные – о насильственной христианизации Руси и других народов, о войнах со старообрядцами и монастырских тюрьмах, или о коммерциализации и политиканстве современной церкви. Точно так же Свидетели Иеговы должны спокойно реагировать на книжки обиженных бывших соверующих, где те пытаются доказать (и доказывают, с их точки зрения), что СИ – самая плохая христианская конфессия из существующих.

Неужто самая? А может быть, она ничем не хуже других?

А судьи кто?

Отступники посвящают действительно много сил и времени, чтобы нападать на Свидетелей по всем фронтам. Уделим и мы им немного внимания. Так и хочется повторить вслед за классиком: а судьи кто? Кто они – те, кто считает, что у них есть моральное, историческое, правовое и любое другое право судить миллионы верующих во всем мире?

С исторической точки зрения надо признать, что в любом коллективе, в том числе религиозном, появление недовольных – нормальный процесс. Нередко такие недовольные выходят из группы и создают новую, которая начинает конкурировать с первой. Во многих случаях реформаторским деноминациям удавалось создать серьезную конкуренцию своим вчерашним «альма-матер». Недовольные католики создали лютеранство, кальвинизм и англиканство, мормоны породили мормонов-фундаменталистов, классические адвентисты – адвентистов седьмого дня (и кто сегодня помнит первых?), неопятидесятники-харизматы возникли в результате стремления либерализовать пятидесятничество, никонианское православие выдвинуло старообрядчество и т. д. Все это – устойчивые, жизнеспособные группы. Однако в случае со Свидетелями Иеговы факт в том, что на мировой арене не существует ни одной отчетливой, жизнеспособной и продуктивной деноминации свидетелей-«реформатов». Критикам никогда не удавалось выставить в противовес ненавистного ими «ОСБ» ровном счетом ничего. Почему? А ведь это не пустой вопрос – он позволяет всерьез задуматься над многими важными истинами, фундаментальными для христианства в целом.

Всегда довольно просто критиковать других. Тысячи отступников по всему миру на форумах и в книгах с удовольствием стирают грязное белье, выискивая ошибки, будь то в толковании Библии или в организационном плане, у Рассела, Рутерфорда и других. Для многих из них это стало смыслом их собственного существования в христианстве. Но имеют ли они на это моральное право? Уверены ли они, что сами не совершили бы в миллион раз больше ошибок, если бы были на месте субъектов критики? Понимают ли они, какую невероятную работу пришлось проделать этим людям, проделать в мировом масштабе, причем многие вещи делались впервые в истории? Прежде чем взяться за критику, стоило бы очень серьезно подумать над этими вопросами. Критиковать других всегда на порядок проще, чем делать что-то самому – особенно с высоты прошедших десятилетий, которые многое расставили на свои места и дали готовые ответы даже тем, кто ничего не сделал для их получения.

Можно абсолютно не сомневаться в том, что если бы тот же Френц попытался создать многомиллионную многонациональную христианскую организацию, то по прошествии столетия о ней точно так же появились бы книги с уничтожающей критикой. Можно абсолютно не сомневаться, что этой организации не удалось бы избежать ни сложностей, ни трудных реформ, ни доктринальных коррекций, ни проблем в руководстве. Можно абсолютно не сомневаться, что и у этой организации появились бы недовольные, обиженные, расстроенные и разгневанные бывшие ее члены.

Френц и ему подобные занимают самую удобную позицию – критиковать других, не делая ничего. Абсолютно ничего. Никаких попыток создать жизнеспособные группы, наладить обучение, выпустить печатную продукцию, организовать проповедь – ничего. А почему они занимают такую позицию? Ответ ясен: только потому, чтобы не делать ошибок самим – и, следовательно, не стать предметом критики. Самый лучший способ избежать ошибок – ничего не делать. И критики прекрасно это понимают. Вот почему мы знаем о книгах Френца, но никогда не услышим о церкви Френца.

Лучший способ избежать ошибок – ничего не делать

Более того, даже если бы отступники и захотели что-либо создать, они оказались бы перед дилеммой. Нереализуемость на практике – это кредо теории френцизма. Все библейские механизмы поддержания единства группы: руководящий центр, разъездные старейшины, централизованное обучение, защитные мероприятия, процедура отлучения и т. д. – все это последовательно критикуется и отвергается критиками как угроза для веры и свободы. Это также одна из причин, почему критики никогда не создадут ничего своими руками – кроме, конечно же, книг и интернет-сайтов, что сегодня проще, чем когда бы то ни было. Хотя, поносить других было несложно во все века. Для этого требуется минимум ответственности и минимум совести.

Но, быть может, не создав ничего в организационном плане, отступники демонстрируют высоты христианского духа на индивидуальном уровне? Нас и здесь ждет разочарование. Разрозненные междусобойчики обиженных экс-Свидетелей Иеговы, не могущих прийти в единство даже с друг другом – яркая иллюстрация отсутствия любых христианских плодов:единства, мира, любви, элементарной порядочности. Они любят называть друг друга братьями, но при этом не стесняются спорить друг с другом по любому поводу. Да и что делает их братьями, если не один-единственный факт, что в прошлом они были Свидетелями Иеговы? Если бы не это, сегодня они были бы в разных конфессиях или вообще ни в какой.

Для отступников характерно презрительно-надменное отношение к Свидетелям Иеговы. Для отступника рядовой Свидетель – глупый, наивный, несамостоятельный, зашоренный, узколобый. Они забыли, что ум и способности нигде в Библии не приведены в качестве плода духа или отличительного признака христиан. Мы нигде не читаем, что только умные войдут в Царство или что христиан узнают по уму. Да, в любой религиозной конфессии большинство составляют простые необразованные люди, домохозяйки, бабушки и т. д. Или в православии или протестантизме по-другому? Эрудитов с широкими познаниями и острым умом в любой церкви единицы. Если ты – один из них, если ты на голову выше своего собрания по интеллекту и способностям, то ты должен быть и на голову выше по любви. Ты должен еще больше, чем другие, любить своих братьев, в том числе бабушек, которые свою веру могут выражать только цитатами из журналов. Если по уму ты Фома Аквинский и Эразм Роттердамский в одном флаконе, то по смирению и любви ты просто обязан быть, как сам Христос. Ты должен понимать, что христианство во все века состояло в основном из обычных и простых людей, ты должен учитывать их ограничения, снисходить к ним и любить их такими, какие они есть, потому что и за них умер Христос. Если же твой ум привел тебя к гордыне и надменности, значит, он тебе во вред. Совершенно позорно и мерзко, когда один христианин презирает другого за то, что он его глупее. Отступники не понимали это, когда сами были Свидетелями, не понимают это и сейчас, и их форумы просто кишат духом интеллектуальной гордыни и превосходства.

Отступники пишут статьи и книги против Свидетелей Иеговы и получают за это деньги - о чем они сами не любят говорить. Даже в России есть немало организаций, готовых хорошо оплачивать работу бывших Свидетелей по дискредитации своих вчерашних братьев, например «Центр апологетических исследований». Френц тоже получал неплохие гонорары, о чем уже упоминалось выше. Представьте, что вы – Свидетель Иеговы со стажем, много знаете об их жизни и организации, и вот к вам подходят и предлагают написать о них что-нибудь гадкое, предлагая за это неплохие деньги, а у вас при этом материальные затруднения, да еще и плохо подавленная гордость, а вместе с ней зачатки обид и сомнений (с кем не бывает?). Каким будет результат? Не стоит удивляться, что многие не устояли перед таким соблазном.

В среде отступников является нормой выкладывать и высмеивать свою или чужую переписку, писать гадости в гостевые книги Свидетелей, взламывать их сайты и форумы. Львиную долю их форумов занимает высмеивание всего, что связано со Свидетелями, начиная от невинных фотографий на их сайтах и заканчивая последними публикациями. Один отступник взломал форум братьев и опубликовал с искажениями. Другой долгое время скрывал свое истинное лицо и действовал под псевдонимом – в точности как гностики первого века (вспоминается Иоан. 3:20, 21). Один из очень одиозных американских сайтов-сообществ экс-Свидетелей породил волну «отступников» уже из своих рядов, потому что отец-основатель этого сайта принялся жестко модерировать свой форум, призывая к порядку и послушанию. После этого на этом сайте возникла тринитарная партия, отстаивающая учение о Троице. Не удивительно, если однажды отступники с этого сайта создадут уже собственный сайт отступников «второго порядка» – а все из-за того, что нет понимания библейских механизмов поддержания единства и мира. Их не было, когда они были Свидетелями, их нет и тогда, когда они перестали ими быть. Точно так же и российские отступники верят каждый во что горазд, вплоть до икон.

Давайте поразмышляем о том, что в случае с бывшими Свидетелями Иеговы почти всегда налицо одна и та же картина: человек, который еще вчера олицетворял все лучшее, что есть в христианстве: любовь, радость, кротость ума, стойкость перед лицом испытаний, незлобливость – становится циничным, едким, острым на язык прагматиком. В его христианском мировоззрении происходит поворот на 180 градусов. Вовсе не удивительно, что большинство отступников возвращаются к типичному мирскому образу жизни, а некоторые сползают еще ниже.

Отступники тиражируют на своих сайтах и в публикациях набор причудливых идей, сотканных из фантазий, лжи и предубежденности. Создается впечатление, что для многих из них ложь стала профессией. Отступники лгут о том, что у Свидетелей Иеговы была запрещена вакцинация, при этом не удосуживаясь показать ни одну цитату из «Сторожевой башни», где, в случае такого запрета, он бы непременно был в статьях для изучения. Они создали причудливую конспиративную теорию о том, что «Общество сторожевой башни» состояло в ООН (!) и чуть ли не вынашивало планы мирового господства, в то время как оно просто было аккредитовано в Департаменте публичной информации для доступа к архивам (вспомним подписи к фотографиям «U.N.»). Они лгут о том, что существуют убедительные и неопровержимые доказательства ошибочности библейской хронологии Вавилона, в то время как любая светская хронология крайне гипотетична. Они лгут о том, что Свидетели чуть ли не восхваляли Гитлера, тогда как на самом деле они лишь стремились убедить его в своей законопослушности, причем еще до того, как Гитлер показал свое истинное лицо. Они лгут о том, что среди Свидетелей Иеговы можно безнаказанно совращать малолетних, как будто не существует милиции, способной выявить и наказать преступников. Они лгут о том, что Чарльз Рассел был масоном, на основании всего лишь одной выдернутой из контекста фразы. Примеры можно продолжать и продолжать (доказательства ложности этих и других обвинений приведены в списке ссылок внизу страницы). Вся эта откровенная ложь выливается на наивных Свидетелей, посетивших такие сайты с целью удовлетворить не всегда здоровое любопытство, но не получающих ничего, кроме бочки лжи с ложкой правды, поданной под соусом ненависти и нетерпимости.

Постоянно поражает полное непонимание отступниками даже основных учений Свидетелей, несмотря на то что многие из них годами сами были Свидетелями. Удивляет непонимание многих простых моментов, таких как сбор статистики о проповеднической работе, служение разъездных старейшин, функции правового комитета, обсуждение библейских тем на встречах собрания: многие из подобных, казалось бы, элементарных и понятных вещей высмеиваются и осуждаются отступниками как что-то чрезвычайно ужасное.

Критики любят повторять, что беспристрастное исследование их аргументов приведет любого здравомыслящего Свидетеля Иеговы в их ряды. Однако такие аргументы сводятся, как правило, к одному из нескольких вариантов:

Вот такого рода «факты» идут в дело. Первые пять пунктов составляют арсенал отступнического френцизма, шестой более характерен для антикультизма и «сектоведения», последний можно смело отнести к разряду юмора. Вот такие аргументы мы должны принять, вот по таким причинам мы должны отказаться от общения с братьями!

Многие отступники в своей предвзятости и нетерпимости шли вплоть до того, что выступали в роли лжесвидетелей. Процитируем Павла Рурака, проведшего много лет в сталинских лагерях и тюрьмах за веру:

«Наш следователь превзошел многих своих предшественников в преследовании Свидетелей Иеговы. Одни только обвинительные заключения, представленные суду по нам семерым, составили 400 страниц, а наши приговоры состояли из 70 страниц, хотя все обвинения строились исключительно на показаниях нескольких отступников… Против нас собрали свидетельства отступников и некоторых бывших братьев, которые за безнравственное поведение были исключены из собрания и не раскаялись в своих проступках. В их показаниях была наглая ложь, клевета и выдумки. Поражала та злость, с которой отступники содействовали следственным органам в преследовании верующих» («Сибирский маршрут», О. Голько, «Библеист», М, 2007).

Все это показывает настоящие мотивы отступников, их настоящее лицо и, что самое важное, их духовное и нравственное состояние. Когда основным инструментом является ложь, когда предвзятость переходит все мыслимые границы, когда порядочность и библейские плоды духа высмеиваются, говорить о жизнеспособности идей и тем более групп невозможно. И вот почему, в то время как отступники католицизма создали великую реформаторскую культуру и теологию, дали импульс для создания новых переводов Библии и в итоге изменили лицо европейского христианства, отступники Свидетелей Иеговы не создали и не создадут ровным счетом ничего. И вот почему можно не сомневаться, что в случае с Реймондом Френцом и многими другими произошло ровно следующее:

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит [его] незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мат. 12: 43–45).

Христианство для реалистов

Авторы этой статьи – реалисты. Мы вполне согласны с тем, что в истории Свидетелей Иеговы были сложные периоды, что ряд библейских данных был истолкован неверно или неаккуратно, что кто-то когда-то в руководстве поступал неправильно. Но все это точно так же в любой другой религиозной организации! Вот почему нет никакого смысла искать идеальную конфессию. Человек, ищущий совершенную и безошибочную группу христиан, будет полностью разочарован. Однако это не значит, что нельзя найти группу христиан, благословленных Богом. Свидетели верят, что нашли их, потому что нашли христианские плоды, искренность, рвение, правильное отношение к Богу и служению ему, правильное понимание позиции христиан в этом мире.

Мы даже готовы допустить, что в ряде эпизодов Френц прав. Его книги и статьи (равно как и других отступников) вполне могут указывать на определенные недостатки или недоработки, которые Свидетелям Иеговы еще предстоит изжить. Обратите внимание, сколько организационных изменений было сделано за последние несколько лет – на некоторые из них Френц указывал как на недостатки. Многое из того, о чем он пишет, сегодня уже неактуально, потому что за прошедшие 30 лет поменялось очень многое. Наверняка многие изменения будут предприняты и в будущем. Это значит, что собрание христиан обладает способностью к развитию, совершенствованию, очищению. И это не может не радовать. А может быть, какие-то проблемы и не будут изжиты до самого Дня суда, это тоже вполне возможно. Но что в этом такого, если эти проблемы не принципиальны для веры и христианской жизни?

Благословение Бога – это не то, что гарантирует от ошибок, а то, что помогает их исправлять. Свидетели верят, что если их предшественники и допускали ошибки в вероучении или организации, то Бог помог их исправить. Многим другим церквям Он не помог их исправить до сих пор. Более того, Свидетели верят, что Бог даже сейчас, постоянно, из года в год шлифует свое собрание, делая его все более угодным для Себя, способным приносить все лучшие плоды. Вот почему Свидетели стали Свидетелями, и почему ими остаются. И вот почему их не очень трогают старые истории, такие как история Френца тридцатилетней давности, и уж тем более истории Рассела давности столетней.

Благословение Бога – это не то, что гарантирует от ошибок, а то, что помогает их исправлять

Мы поддерживаем и разделяем учения, плоды и идеалы, а не «кучку пожилых людей в Бруклине», как любят представлять дело критики (кстати, далеко не все из них такие уж пожилые). Поддержка религиозной конфессии и ее деятельности – это гораздо шире, чем поддержка конкретных людей, пусть даже значительных. В конце концов, руководящие кадры – вещь техническая; кто-то приходит, кто-то уходит (как показал сам Френц); а религиозная конфессия, ее братство, ее дух и идеалы остаются, равно как и ее основополагающие вероучения, которые неизменны. Именно под этим подписываются Свидетели, а не под личной преданностью конкретным людям, которых подавляющее большинство просто не знает.

Свидетели Иеговы становятся Свидетелями Иеговы не потому, что им нравится или не нравится Руководящий совет, нравится или не нравится история организации столетней давности, и т. д. Они становятся ими потому, что хотят быть в единстве со своими единомышленниками. Человек так устроен, что он хочет быть в обществе единомышленников, солидаризоваться с теми, кто верит, думает и поступает так же, как он. По этой простой причине люди и становятся приверженцами различных учений и идеологий, включая религиозные – а не потому, что с микроскопом исследовали все исторические особенности, биографии руководителей и т. д., и убедились в их кристальной чистоте. Многие, кто охладели в вере и перешли в разряд отступников, просто забыли, что в вере главное, а что второстепенное.

Будучи реалистами, Свидетели Иеговы понимают, что многим не нравится их организация. И это нормально! Нравиться всем нельзя. Мы прекрасно помним слова Учителя:

«Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо!» (Лук. 6:26).

Кого-то раздражает наша проповедническая активность. Кому-то претит то, что Свидетели сильно отличаются от других конфессий христианского мира. Многие обижены на исключение, как в случае с Френцом. А кому-то, быть может, какой-то Свидетель просто нагрубил. Причин для личной неприязни может быть сколько угодно. Однако вместо того чтобы забыть о проблеме и жить дальше, определенная категория людей начинает неистово распространять свою неприязнь к Свидетелям на других. И здесь уж все средства хороши, не важно, будь то пирамида Рассела, страшилки о покончивших с собой вефильцах или черепа в облаках.

Давайте будем прагматиками от христианства, дорогой читатель. Попробуйте оценить каждую христианскую группу, каждую конфессию с позиций «плюсы против минусов». Например, вы нашли у Свидетелей Иеговы какие-то минусы. Готовы ли вы обменять эти минусы на минусы другой религиозной конфессии, например православных, католиков, адвентистов, баптистов, мормонов? Что вам больше не нравится: «перегорание» Свидетелей Иеговы или троица христианского мира? Процедура сдачи отчетов у СИ или участие в политике адвентистов? Обязательность проповеди от дома к дому у СИ или концепция второго откровения Джозефа Смита мормонов? И так далее: подставьте в эту формулу любой минус СИ по Френцу и любой другой недостаток христианских конфессий, который вы знаете. И создав такую пропорцию, вы поймете для себя, где вам место, а где – нет, какая конфессия вам нравится больше, какая – меньше. Пусть это прагматично и в чем-то даже цинично, но дело в том, что френцизм не предложит другой формулы. Френцизм занимает очень удобную позицию: ничего не создавать, но критиковать созданное другими. Если френцисты попробуют создать что-то своими руками, у них точно так же появятся и минусы, и недовольные этими минусами, и необходимость прагматично сопоставлять минусы с плюсами.

Выбрав христианскую конфессию с реалистических, а не утопических позиций, вы сможете и удовлетворять свои духовные и социальные потребности, общаясь с христианами-единомышленниками, и не мучать самого себя завышенными ожиданиями. Реализм – это рецепт для здоровой, нормальной жизни в христианстве. В христианстве живом и практическом, а значит несовершенном. Утопизм – это духовный, а часто и жизненный крах. Все отступники почти без исключений, покинув Свидетелей Иеговы, вернулись к обычной мирской жизни. Некоторые пали даже ниже, чем были до этого. Один известный российский отступник прямо заявил на форуме в Интернете, что потерял здоровье, работу и семью, и виноваты в этом Свидетели Иеговы. Неужто они? Или его собственный утопизм, с которым он жил многие годы?

Согласны ли вы на 100 процентов с правилами дорожного движения во всех их бесконечных нюансах? С организацией дорожного движения в вашем городе? С конструкцией светофора, жестами регулировщика? Хотелось бы вам что-то в них поменять, улучшить, исправить? Наверняка любой водитель и даже пешеход ответит на этот вопрос утвердительно. Но пока у нас не получается все исправить, отказываемся ли мы исполнять эти правила? Продаем автомобиль только потому, что не согласны с несколькими правилами? Отказываемся переходить дорогу по светофору, потому что считаем, что светофор на каком-то перекрестке стоит неправильно, плохо работает или неудачной конструкции? Нет, мы исполняем правила, потому что понимаем, что это оптимальный вариант в данной ситуации. Мы понимаем, что соблюдать несовершенные правила лучше, чем не соблюдать никаких: это способствует безопасности, организованности, эффективности и т. д. Религия не исключение. Если есть религиозная группа, с учениями которой (в основном) мы согласны, нас привлекает образ жизни и атмосфера этой группы, то ничто не мешает нам присоединиться к этой группе, даже если мы и понимаем, что многое в ней можно улучшить. Мы просто исходим из факта, что это оптимальный вариант в данных обстоятельствах, не зацикливаемся на недостатках и не питаем нереалистичных ожиданий. Мы понимаем, что лучше общаться с соверующими, иметь прекрасную литературу и участвовать в христианской деятельности, чем ничего этого не делать. Тем более что ни один отступник еще не доказал, что посещение собраний СИ или участие в проповеди является грехом. Если это не грех, то почему бы это не делать?

Давайте не будем менять все то, что мы имеем как Свидетели Иеговы: братство, мероприятия, взаимопомощь, прекрасную инфраструктуру, литературу для обучения наших детей и т. д. – на погоню за недостижимым идеалом, который мы создали в своем воображении. Если раньше мы считали, что христиане войдут в новый мир ангелами, то пора избавляться от этих иллюзий. Давайте будем радоваться тому, что имеем, а не тому, что могли бы иметь в теоретическом лучшем мире. Однажды лучший мир настанет практически, но сегодня он таков, какой есть. Наше сегодняшнее христианство по крайней мере не хуже, чем было в первом веке, когда его сотрясали расколы, люди восставали против апостолов, отказывались общаться с неевреями и т. д., и т. п. Но и такое собрание одобрял Бог. Так почему бы не порадоваться тому, что у нас есть сейчас? Если здесь те основные истины, в которые вы верите, братство и любовь, эффективность и единство, то разве это не самое главное?

Предположим, вы решите последовать за отступниками и поклоняться Богу индивидуально, вне любой конфессии, как учит френцизм. Конструктивно ли это? Как тогда крестить новых учеников? осуществлять проповедь и обучение? издавать литературу? проводить встречи? В чем тогда смысл множества библейских советов, связанных с христианскими встречами, послушанием старейшинам, отлучением, единством, порядком? Многие вещи в христианстве можно делать только сообща, только вместе. А для этого необходим коллектив. Почему бы просто не быть членом коллектива, в котором много плюсов и немного минусов? Вы же ходите на работу: наверняка в ней есть какие-то минусы, но вы не спешите менять ее на другую. Попробуйте разделить в своем сознании понятия «истина» и «коллектив». Истина абстрактна, совершенна и в своей полноте недостижима, во всяком случае в этой системе вещей. Коллектив – это просто определенные люди, которые занимаются определенной деятельностью, разделяют определенные идеалы и ценности. Если вам нравятся Свидетели Иеговы как коллектив, как группа, нравится их деятельность, вы разделяете их ценности, – то почему нужно порывать с ними из-за каких-то найденных минусов? Разве это не глупо? Зачем жертвовать важным ради второстепенного?

С другой стороны, если Свидетели Иеговы как группа вам сейчас не нравятся, вы не разделяете их идеалы и ценности, это другой вопрос. Но ведь раньше они вам нравились, не так ли? Как случилось, что ваша оценка явлений так сильно поменялась? Вы узнали какие-то чудовищные факты, разоблачающие страшные преступления Свидетелей Иеговы? Вроде бы нет таких фактов. Книги отступников достигают другого результата: всё, что вам нравилось у Свидетелей раньше, сейчас вам не нравится. Но действительно ли это ваша оценка, или вами манипулируют? Если вы считаете, что раньше вами манипулировали Свидетели, то будьте последовательны и признайте, что теперь вами манипулируют отступники. И затем задайте себе главный вопрос: «А какова именно МОЯ, подлинно моя оценка вещей и фактов? Моя, свободная от влияния кого-либо?»

Как случилось, что ваша оценка явлений так сильно поменялась?

Ни Френц, ни другие отступники почти не сообщают читателю новые факты, а меняют его отношение к уже известным фактам. То, что раньше человек считал хорошим, после знакомства с трудами отступников он начинает считать плохим, и наоборот. Френцизм искусственно изменяет мышление читателя так, что он начинает считать плохим практически всё, что связано со Свидетелями Иеговы – обычной христианской конфессией, которая ничем не хуже других. Он начинает считать членов Руководящего совета СИ страшными людьми, хотя они вряд ли хуже любого отступника – или вас самого, дорогой читатель. Но будучи обработан трудами отступников, человек начинает искренне верить, что СИ чуть ли не самые неправильные и плохие христиане в мире. Все это говорит в первую очередь о внушаемости и доверчивости читателя, не более того.

Если говорить о действительно содержательных аргументах критиков, то многие из них (вавилонская хронология, отождествление «семи времен» с «временами язычников», ожидания Армагеддона, ряд других) обычно ориентированы на неосведомленных Свидетелей, которые не имеют доступа к ключевым исследовательским трудам Общества (таким как энциклопедия «Понимание Писаний»). Такие Свидетели, познакомившись с яркими и эмоциональными трудами отступников, начинают верить, будто Обществу нечего ответить на многие неудобные вопросы. На самом же деле все такие вопросы были исчерпывающе рассмотрены в той же энциклопедии «Понимание Писания» (например, о проблемах сопоставления светской и библейской хронологий Вавилона см. стр. 452–454). В «Сторожевой башне» от 1 марта 2009 года напечатана статья, аргументированно объясняющая, почему нет веских причин признавать традиционную хронологию завоевания Иерусалима Вавилоном.

Кроме того, есть немало исследований и даже книг отдельных братьев из разных стран, посвященных этим темам. На английском языке существуют книги профессора древнесемитских языков и доктора наук Рольфа Фурули, посвященные критике в адрес «Перевода нового мира» и проблемам вавилонской хронологии. В конце сайта приводится ряд ссылок (к сожалению, большинство на английском языке), которые показывают, что многие выпады критиков довольно просто отводятся, включая модные темы о «заговоре с ООН», вакцинации и педофилии, которые на поверку оказываются мыльными пузырями.

Френцизм содержит глубокий нравственный дефект: он учит, что поклоняться Богу нужно так, как велит тебе собственная совесть, собственное понимание Библии и собственное сердце. «Никого не слушай, тебе не нужны авторитеты, у тебя у самого есть голова на плечах, будь свободен, сам принимай решения», – очень знакомый змеиный голос, не правда ли? Для внимательного исследователя Библии очевидно, что этот путь не ведет к любви и миру благословленного Богом христианского собрания. Вместо этого он озлобляет и сбивает с ног людей, которые еще вчера были прекрасными христианами.

Однажды возникшая как реакция обиженного отлученного, теория индивидуального христианства оказалась очень эффективной, потому что она вступает в полное созвучие с нотками гордости, обиды, самооправдания, жалости к себе и мести – теми чувствами, которые завладевают незрелыми христианами, когда их уличают в скрытом или явном грехе. Довольно немало отступивших христиан во всем мире, вместо того чтобы покаяться и искать мира с братьями, пошли вслед модной идеологии, которая дала им то, что им было нужно – интеллектуальный, рациональный инструмент для потакания собственной гордости.

Почему вы должны следовать за обиженными утопистами, дорогой читатель?

Резюме

Теперь резюмируем все сказанное:

1. Все критики спекулируют понятиями «организация» и «верный и благоразумный раб», выставляя их как необычные и специфические доктрины Свидетелей Иеговы. На самом деле первое – просто вариант термина «церковь», второе – библейское обозначение церковного руководства.

2. Критики представляют дело так, что традиционная в консервативном христианстве позиция об отсутствии спасения вне Церкви является специфической доктриной Свидетелей Иеговы, что абсолютно неверно: на этой позиции стоят многие признанные конфессии.

3. Френцизм спекулирует понятием «Общество сторожевой башни», которое он выставляет надзорной организацией, в то время как это лишь хозяйственный орган. Иными словами, не Общество руководит Свидетелями, а Свидетели создали Общество и пользуются им.

4. Утверждение о том, что возможно индивидуальное спасение вне христианского собрания, не находит поддержки в Библии.

5. Отрицание единого руководящего центра в христианском собрании равносильно отрицанию легитимности раннехристианского иерусалимского Совета старейшин.

6. Хотя в ключевых учениях компромисс недопустим, каждый христианин должен отказаться от своего права на толкование менее значимых учений, чтобы сохранить единство и мир в собрании.

7. Френцизм подменяет понятия «исследователь» и «пророк». Свидетели Иеговы никогда не утверждали, что являются пророками в том смысле, что напрямую вдохновлены Богом. Они лишь исследуют Библию и в силу этого могут ошибаться.

8. Свидетели Иеговы верят, что Иисус доверил им свое «имение» (Мат. 24:47) не потому, что они были безошибочными, а потому, что они были наименее других загрязнены водами Вавилона и стояли на правильных позициях в ключевых учениях: последовательный монотеизм, имя Бога, тысячелетнее мессианское царство Христа, смертность души, отсутствие вечных пыток и необходимость публичной проповеди.

9. Члены Руководящего совета Свидетелей Иеговы не являются ангелами и могут совершать грехи и ошибки, как все нормальные люди. Свидетели Иеговы принимают руководство Совета не потому, что наивно полагают его членов безошибочными, но потому, что доверяют их опыту и уверены в искренности и правильности их мотивов.

10. Корректировка и уточнение учений – рядовое явление в любой организованной религиозной группе. Библия содержит прецеденты, когда истинные поклонники Бога изменяли свое понимание истин.

11. Собрание Бога существует на земле не для того, чтобы давать ответы на все вопросы, но чтобы исполнять его волю и освящать его имя.

12. Критика Свидетелей за то, что они считают себя «избранными», безосновательна с библейской точки зрения, потому что Новый Завет не описывает другой модели существования христианского собрания, кроме собрания, избранного и благословленного Богом. При этом благословленность не тождественна безошибочности.

13. Между понятиями «учение Библии» и «учение данной конфессии», если смотреть с позиций данной конфессии, нет и не может быть разницы. Исключений из этого правила нет, кроме экуменических групп, но и френцизм не предлагает никакой новой модели решения этой проблемы.

14. Причины существования христианского собрания: служение Богу, освящение Его имени и спасение народа Бога в день его гнева. Владение абсолютной истиной для христианского собрания недоступно; можно говорить лишь о достаточной степени понимания, которое определяет Бог, давая или отнимая свой дух.

15. Френцизм является точным эквивалентом «кореизма» – инициативы Корея, который выступил за индивидуальное поклонение и против организационного центра в лице Моисея, за что поплатился жизнью.

16. Люди становятся Свидетелями Иеговы не потому, что считают собственную историю или руководство безупречными, а потому, что они нашли верные учения, искренность, рвение к делам Бога и плоды веры. При этом Свидетели верят, что Бог помог им исправить их ранние ошибки и продолжает исправлять нынешние.

17. Все более-менее организованные группы критиков ярко демонстрируют полное отсутствие христианских плодов, таких как единство, любовь и радость. При этом критики умудряются критиковать эти плоды как доказательство «зомбированности» Свидетелей, выдавая собственное антибиблейское мышление.

18. Одна из основных проблем френцизма – его нереализуемость на практике, поскольку он отвергает все механизмы, призванные сохранять единство группы. Вот почему френцизм нежизнеспособен как альтернатива организованному братству Свидетелей Иеговы.

19. Основные полемические темы критиков ориентированы на плохо осведомленных Свидетелей, не знающих, что Руководящий совет давно подробно рассмотрел подобные темы, а также что точку зрения Свидетелей разделяют многие библеисты христианского мира.

20. Френцизм апеллирует к гордости, духу индивидуализма, уничтожает христианские плоды и толкает на путь поиска ложно понимаемой «свободы», чем в точности повторяет аргументы Сатаны в Эдеме.

Эпилог

Если вы начитались в Интернете пропаганды критиков наподобие той, что рассмотрена здесь, и вам кажется, что вам открыли глаза на подлинную сущность этой «организации», мы хотим вас уверить, что это не так. Вы просто деморализованы и дезориентированы превосходящими интеллектуальными силами оппонента. Поверьте, пропаганда очень сильное оружие. У нее есть свои технологии: отвлечение от фактов, подавление яркими образами, риторическое жонглирование, визуальное давление на читателя. Работы критиков полны впечатляющих таблиц, диаграмм, галочек, крестиков и всевозможных эффектных построений, словесных и визуальных. Все это погружает читателя в вязкий и гибкий кокон, выбраться из которого ему тем сложнее, чем автор книги превосходнее его в интеллектуальном отношении.

Критика и пропаганда очень глубоко ранят эмоционально и ощутимо меняют сознание. Многим помогло то, что они стали питать свой мозг противоположной, позитивной информацией. Например, можно ознакомиться с книгой С. Иваненко «Свидетели Иеговы – традиционная для России религиозная организация» – помимо пары неточностей, в целом это хороший, лишенный крайностей и истеризма труд по истории Свидетелей от профессионального религиоведа и социолога. (Или другую книгу, которая есть в Интернете: «О людях, никогда не расстающихся с Библией».) Можно поразмышлять, почему многие сторонние наблюдатели очень позитивно, нередко востороженно отзываются о Свидетелях и их деятельности. Можно прочитать автобиографию А. Макмиллана, который, как и Р. Френц, тоже десятилетиями служил в Руководящем совете Свидетелей Иеговы (к сожалению, перевод очень плохой, но хоть что-то). Эти и другие ссылки приведены ниже.

Здравый смысл и любовь к братству помогли многим сбившимся с пути христианам вернуться в свою семью, где их помнят и ждут. Например, в прошлом один из самых известных и ярых отступников в русскоязычном Интернете Владимир Дятлов (также известный как Николай Вар) в итоге написал:

«Я вернулся в организацию Свидетелей Иеговы. Всех «отступников» призываю сделать то же самое. Почему? Просто библейская истина сконцентрирована более всего у Свидетелей Иеговы. Бог пользуется именно ими, как Израилем Божьим. Это нужно признать и действовать соответственно этому. Всё остальное – мелочи, которые урегулируются со временем».

Этот человек прошел через несколько лет духовного и нравственного кризиса, изучил все существующие отступнические книги и материалы, создал не один сайт против Свидетелей Иеговы – и в итоге пришел к этому несложному выводу. Вы можете прийти к этому же выводу сразу, сэкономив несколько лет.

Вот о чем написал другой Свидетель Иеговы:

«Я свое познание о Свидетелях начал с сайтов отступников, прочитал все знаменитые отступнические книги и составив список обвинений, со временем опровергнул их все. Перед крещением поговорил с районным и про связь с ООН и про христианскую свободу и про пророчества. Получив исчерпывающие ответы, я крестился и еще раз убедился, что Иегова отвечает на молитвы. Просто нужно было оставить гордость, эгоизм и др. качества для того чтобы понять, что лучше братства Свидетелей Иеговы нет и никогда нигде не будет».

Признать ошибки и обратиться за помощью – не значит проявить слабость. Напротив, это может сделать только сильная и зрелая личность. Мы призываем вас молитвенно поразмышлять над своей духовной жизнью, жизнью в христианстве. Давайте вместе вспомним слова апостола:

«...чтобы мы уже не были младенцами, которых бросает, словно волнами, и носит всяким ветром учения посредством человеческой хитрости, посредством лукавства в умышленном обмане. Но, говоря истину, любовью будем во всём вырастать в того, кто является главой, в Христа. От него всё тело, соразмерно соединяемое и взаимодействующее посредством всяких необходимых суставов, в зависимости от действия соответствующего члена, каждого в свою меру, способствует росту тела, чтобы укрепляться в любви» (Эф. 4:11–16, ПНМ).

Мы молимся вместе с вами.

Дополнительные ссылки

Русскоязычные ресурсы:

Свидетели Иеговы наблюдают мир – обширная подборка цитат, свидетельств и источников о Свидетелях, а также архив правозащитных и религиоведческих статей, посвященных т. наз. сектоведению.

Антибиотик – ответы критикам и отступникам по ряду тем (душа, троица, «Перевод нового мира», хронология 607 года, вакцинация, проблема ООН и др.).

Ник Нейм. Парадоксы отступничества – блог бывшего отступника.

Библейский уголок Антона Чивчалова – блог о христианстве, религии, Свидетелях Иеговы, православии.

Свидетели Иеговы – кто они? Еще несколько источников.

Издательство «Библеист» – подборка статей и книг с позиций апологетики Свидетелей Иеговы.

«О людях, никогда не расстающихся с Библией» – книга религиоведа С. Иваненко о Свидетелях Иеговы.

Автобиография Александра Макмиллана.

Англоязычные ресурсы:

Jehovah's Witnesses United – объемный ресурс, публикующий как собственные материалы, так и ссылки на другие англоязычные ресурсы, что в совокупности покрывает почти весь круг критики в адрес СИ.

Scriptural Truths – сайт, подробно разбирающий ряд канонических вопросов: отношения Бога и Христа, Троица, воскресение, душа.

Jehovah's Witnesses. Setting the Record Straight – ответы на популярные обвинения критиков: ПНМ, Троица, проблемы биографий Рассела и Рутерфорда, хронология, вопрос ООН и др. Особенно интересен хорошими исследованиями медицинских тем: кровь, вакцинация и пересадка органов.

Jehovahsjudgement.co.uk – отличное, практически детективное, с подробностями, документами и фотографиями, исследование двух тем: проблемы вавилонской хронологии (607-го года) и вопроса ООН.

JW Child Abuse Policy: Exploring the Myth – ответ критикам, эксплуатирующим тему педофилии среди СИ.

Witness of Truth – разбор ряда библейских тем (душа, троица, ад) и обвинений отступников, частично пересекающихся с материалом данного сайта (френцизм и проблематика отступничества).

In Defense of the NWT – большая подборка статей и ссылок в защиту ПНМ.

How Theology and Bias Affect Bible Translation – анализ обвинений в адрес ПНМ.

Strictly Genteel. Theocratic Resources – коллекция ранней литературы Свидетелей Иеговы и ссылок на смежные ресурсы.